Окно в прошлое. Виртуальный музей. Княжна Александра Голицына, основательница Скорбященского монастыря

Опубликовано 5 мая, 2022

Главная Записи Окно в прошлое. Виртуальный музей. Княжна Александра Голицына, основательница Скорбященского монастыря

Окно в прошлое. Виртуальный музей. Княжна Александра Голицына, основательница Скорбященского монастыря

Денис Жеребятьев

Княжна Александра Голицына, основательница Скорбященского монастыря

 Княжна Александра Владимировна Голицына (3 февраля 1831, Москва – 15 июля 1900, Крюково) – представительница известнейшего старинного дворянского рода князей Голицыных. Она была основательницей общества сестер Милосердия, Филаретовской больницы для помощи тяжелобольным женщинам, храмостроительницей, меценатом, пожертвовавшей свое имение для устроения на его территории православного женского монастыря «Всех скорбящих радости».

Княжна Александра Голицына

Происхождение

Княжна Александра происходила из древнейшего и знатнейшего рода князей Голицыных. Она была младшей дочерью тайного советника князя Владимира Сергеевича Голицына, генерал-майора, участника Наполеоновских войн и Кавказских походов, командующего Московским ополчением в Крымскую войну (1853 – 1856 гг.) и Прасковьи Николаевны Матюниной, саратовской помещицы.

Ее дедом по мужской линии был князь Сергей Фёдорович Голицын (1749 – 1810), генерал от инфантерии, генерал-губернатор Риги, член Государственного Совета. Ее бабушка — Варвара Васильевна Голицына (урожденная Энгельгардт), фрейлина императрицы Екатерины II, кавалерственная дама ордена св. Екатерины (с 1801 г.), родная племянница светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического. Заботами дяди деревенские барышни Варвара и Надежда Энгельгардт получили блестящее образование и сделались украшением двора Екатерины II, где обзавелись нужными связями.

Семья Владимира Сергеевича Голицына находилась в добрых семейных отношениях со своей тетей по матери Надеждой Васильевной Шепелевой, урожденной Энгельгардт, супругой генерал-майора сенатора действительного тайного советника Петра Амплиевича Шепелева.

Молодые годы

В метрической книге так описывается рождение княжны Александры Голицыной в 1831 году: «В доме господина Аргамакова у жительствующих по найму г-на Действительного Статского Советника кавалера князя Владимира Сергеевича Голицына и супруги его княгини Прасковьи Николаевны Голицыной, урожденной Матюниной, сего февраля 3-го числа родилась дочь княгиня Александра; молитвовал сего числа, а крестил 12-го февраля Софийской на Лубянке церкви священник Александр Петрович Богданович с диаконом Петром Саввиным Арсеньевым и пономарем Андреем Михайловым. Восприемниками при крещении были родный брат новорожденной княжны князь Дмитрий Владимирович Голицын и г-жа Действительная Тайная Советница Надежда Васильевна Шепелева».

Крестная мать Александры, Надежда Васильевна Шепелева, сестра княгини Варвары Васильевны Голицыной, неоднократно помогала семье Голицыных. Свою первую дочь Надежду (1822 – 1833) Владимир Сергеевич, вероятно, назвал в ее честь.

Молодые годы княжны Александры Голицыной прошли в Москве. Ее отец князь Владимир Сергеевич Голицын с 1829 г. состоял на службе в Министерстве внутренних дел. Молодая княжна родилась в неспокойное время. В 1830 г. в Москве началась эпидемия холеры. В годы эпидемии семья Голицыных и Энгельгард в лице тёти Надежды Шепелевой оказывали меценатскую помощь Тихвинской церкви, тётя неоднократно жертвовала средства на благоустройство этой церкви.

От холеры умерли малолетние дети князя Голицына. Трёхлетний сын Дмитрий (старший) умер в 1831 году. Обладая литературным и музыкальным даром, князь Владимир Сергеевич выразил скорбь о потере сына в романсе, который написал на стихи А.С.Пушкина «Дарует небо человеку». Князь и его семья поддерживали теплые отношения с поэтом и неоднократно с ним встречались, когда поэт приезжал в Москву в 1829 и 1931 гг.

В 1833 году от холеры умирает десятилетняя дочь князя Надежда. Спустя год в 1834 году не стало тёти Надежды Шепелевой, а позже в 1835 году – сына, князя Дмитрия (младшего). Участки для погребения детей Голицыных и Надежды Шепелевой были выбраны на Миусском кладбище напротив здания храма. Молодую княжну Александру болезнь обошла стороной.

Не имея прямого наследника, Надежда Васильевна решила завещать свое имение, расположенное на Новослободской улицы у Бутырской заставы, а также накопленный ею капитал, детям племянника князя Владимира Сергеевича Голицына — его старшему сыну Сергею, которому исполнилось 11 лет.

Территория усадьбы вдовы действительного тайного советника Н.В.Шепелевой на Новослободской улице, которая в дальнейшем стала территорией Скорбященского монастыря, была очень обширна и включала более шести десятин. Эта усадьба включала в себя доставшейся ей от предыдущего владельца генерал-майора Я.Е.Вадковского длинный одноэтажный деревянный дом со службами и флигелями, обширный парк и большую луговину. Другой частью ее имения был располагавшийся неподалеку сад Энгельгард на Самотёке, созданный Н.В.Шепелевой в годы её жизни. Вдоль сада протекала река Неглинка, в саду был большой водоем.

После смерти тёти Н.В.Шепелевой, оставившей приличное состояние своему племяннику, князь Владимир Сергеевич Голицын в 1835 г. решил временно оставить службу. Получив чин действительного статского советника, он начал заниматься управлением усадьбой и перевез свою семью в полученное по завещанию имение. Семья Голицыных жила в своём имении в Новом Сущево несколько лет после вступления во владение. Безбедному существованию семьи Голицыных помог полученный по завещанию капитал и крупный карточный выигрыш князя В.С. Голицына у азартного игрока в 1829 г. Это была баснословная по тому времени сумма в 200 000 рублей.

Чтобы найти занятие для проявления своих литературных талантов и иметь небольшой заработок, князь Владимир Голицын в 1835 г.  поступает сотрудником в журнал современного просвещения «Телескоп». Журнал издавался в Москве Николаем Надеждиным. В нем Владимир Сергеевич работает в качестве сотрудника два года вплоть до закрытия издательства.

С самого детства княжны Александры дом Голицыных был полон представителями аристократического мира, интересными творческими личностями, именитыми дворянами. В нем собирались артисты и литераторы, семья князя покровительствовала выдающимся людям и талантам. Семья Голицыных поддерживала отношения со своими именитыми и влиятельными соседями, среди которых была семья    статского советника А.М.Рябинина, первого директора Московского ассигнационного банка (1804—1809 гг), а также семьи князей Скавронских, Ляпуновых и Толстых.

Князь Владимир Голицын был знаменит на всю Москву как неистощимый и остроумный весельчак, организатор бесконечных праздников и забав. Своей острой сатирой он иногда больно ранил самолюбие властных особ и портил с ними отношения. В его доме устраивались музыкальные вечера, собирались артисты и литераторы, время он проводил в балах, маскарадах, в концертах. Князь Голицын отличался умом и способностями, был большим знатоком и любителем музыки, не чуждался и литературы. Он был ценителем словесности, любил знакомиться с выдающимися людьми и покровительствовать талантам.

А.М.Фадеев, хорошо знавший отца семейства князя В.С. Голицына, так писал о нём: «У него была страсть к каламбурам, более или менее удачным, которыми он пересыпал все свои речи. Он был тонкий гастроном, любил хорошо поесть, а еще более угощать других, и великий мастер устраивать всякие светские увеселения: сочинял стихи, водевили, пел комические и сатирические куплеты собственного сочинения и сам себе аккомпанировал на фортепиано».

В первой трети XIX века золотой век дворянства, пережившего наивысший расцвет при Екатерине II, был уже позади. Многие дворяне, привыкшие к широкому образу жизни, начинают испытывать финансовые трудности. Работа сотрудником журнала «Телескоп» не приносила большого дохода семье и служила скорей отдушиной и способом самовыражения для отца семейства. Со временем денег стало недоставать, появились долги, и князь решает вернуться на военную службу.

Когда княжне Александре было 8 лет, семья Голицыных оставляет усадьбу в Новом Сущево управляющему и переезжает на место службы отца на Кавказ, где он служил в корпусе в чине полковника. Это было неспокойное время, шла война. Чтобы свести концы с концами, управляющему усадьбой в Новом Сущево было разрешено сдавать в наем усадьбу и сад Энгельгард на Самотёке, переименованный князем в заманчивое название «Эльдорадо», в том числе под увеселительные заведения, маскарады и прочее.

В 1840 г. князь командовал кавалерией в экспедиции Ганафьева в Большую Чечню и экспедиции генерала Граббе. В 1841 г. при взятии аула Чиркея он был ранен. В 1843 г. князь В.С. Голицын был произведён в генерал-майоры и назначен командиром центра Кавказской линии, поэтому позднее получил прозвище «Centre», что означает «Центральный».

Во время службы князя В.С. Голицына на Кавказе все десять неспокойных лет его семейство жило в имении Владибучи. Дом, в котором они жили в Дагестане, сохранился по сей день и охраняется как памятник истории.

Каждое лето Владимир Сергеевич вместе с семьей приезжал на лечение в Пятигорск. Вокруг него и его семьи, как и в его имении в Новом Сущёво, собиралось лучшее общество приезжих из России и Кавказской армии. Князь, находясь на службе на Кавказе, был знаком со многими писателями и поэтами — с А.С. Пушкиным, Н.В. Гоголем, князем П.А. Вяземским. В 1841 году к обществу князя примкнул и М. Ю. Лермонтов. Голицын с некоторой степенью иронии отозвался о кружке знакомых Лермонтова, заявив: «Здешних дикарей надо учить». Тем не менее, это говорит о том, что ему как более опытному литератору и командиру было чем поделиться с младшими товарищами в литературном опыте — стихах, водевилях и комических и сатирических куплетах, которые он любил сочинять. Князь и его семья были среди тех, кто искренне переживали преждевременную кончину поэта М.Ю. Лермонтова. Параллельно с военной службой Владимир Сергеевич успевает работать над составлением «Полного собрания кабардинских древних обрядов», занимается строительством школ, устройством базаров (рынков).

В 1843 г. от болезни умирает Мария Александровна (в браке с Иваном Аркадьевичем Нелидова), внебрачная дочь фаворитки Александра I В.И. Туркестановой, которую взялся воспитывать князь В.С. Голицын. Мария, внебрачная дочь Александра I, с момента рождения проживала в семье князя В.Г. Голицына и для юной княжны Александры стала старшей сестрой. В 1844 г. в ходе военных походов и борьбы с войсками Шамиля погибает брат княжны Александры Владимир Голицын.

В 1846 году произошло вторжение войск Шамиля в Кабарду. Начальник центра Кавказской линии генерал Голицын, «допустивший кабардинцев так скрытно приготовиться к общему восстанию и уходу в горы навстречу Шамилю», был смещен князем М.С. Воронцовым с должности главнокомандующим войсками на Кавказе за беспечность. Некоторое время князь продолжать жить с семьей в имении Владибучи на Кавказе.

В 1849 г. князь Голицын оставляет службу в чине тайного советника и вместе с семьей возвращается обратно в Москву в свое имение в Новое Сущёво. Первое упоминание о перестройке имения Голицыных содержится в записях священника монастыря Всех скорбящих радости И.Сперанского: «По своем переезде со всем семейством в Москву, князь перестроил дом, бывший Шепелевой, и в самом фасаде несколько изменил его». Приехав в Москву, князь был принят в английский клуб и вместе с родственником военным губернатором Москвы Дмитрием Владимировичем Голицыным стал его старейшим членом.

В конце 1840-х годов появляется интерес к частным садам. На летнее время предприниматели охотно берут их в аренду у хозяев под развлекательные увеселительные цели. Среди предпринимателей, бравших сад Голицыных в аренду в конце 1840-х – начале 1850-х гг., был Карл Раппо, открывший и обустроивший там увеселительный сад Тиволи по примеру европейского сада в Копенгагене. Считается, что сад Тиволи Карла Раппо был первым парком нового типа. По его образцу сложился тип русского городского увеселительного сада, в котором были несколько аллей для прогулок, скамейки, пруд или река, открытая эстрада, театральное здание, ресторан с летней верандой.

Обязательными в такого рода садах были фейерверки, иллюминации, выступления цыганских хоров и русских оркестров, трюки акробатов, канатоходцев и жонглеров, гастроли приезжих знаменитостей. Популярны были «рассказчики из еврейского быта» и «рассказчики из народного быта», танцовщицы и шансонетки. На летних парковых сценах выступали театральные актёры, оркестры играли танцевальную музыку, в деревянном балагане давались представления для детей — кукольный Петрушка. По натянутому канату над прудом ездил на велосипеде канатоходец.

Семья князя Голицына, как владельцы территории увеселительного парка, пользовались правом его свободного посещения для отдыха и времяпровождения. После десятилетней жизни на Кавказе в имении Владибучи и в Пятигорске сад стал местом для отдыха, общения и самовыражения отца семейства, который продолжал писать в это время гимны (например, гимн Страделла), водевили, солдатские и другие песни, интермедии («Эпизод из жизни Страделла», 1852 г), и для молодой княжны Александры Владимировны, которой было в ту пору 18 лет.

О голицынской усадьбе вспоминал литератор Николай Греч, описывая поездку в Москву в 1852 году: «Из загородных московских увеселительных мест посещал я сад князя Голицына… В воскресенье было у него до трех тысяч посетителей». В 1853 г. в ходе циркового представления Карла Раппо в парке был запущен воздушный шар и сделана красивая иллюминация, о чем в газете Москвитянка была размещена заметка «Воздушное путешествие г.Вейнерба и девицы Луции». Сдача в аренду увеселительного парка на лето приносила хороший доход. После окончания срока аренды сада Карлом Раппо участок сдали преуспевающему московскому кондитеру итальянского происхождения Людвигу Ивановичу Педотти. Сад вернул свое название «Эльдорадо».

В 1853 г. началась Крымская война (1853 – 1856 гг.). Сергей, старший брат княжны Александры, предложил ей приобрести у него усадьбу в связи с его участием в Крымской войне. Княжна Александра дала согласие на покупку. Многие владельцы усадеб начинают продавать их в это сложное время. В 1850-е гг. княжна А.В. Голицына также приобрела у А.Ф. Рябининой соседний участок земли. Деревянная ограда, разделяющая сад княжны и землю А.Ф. Рябининой, была снесена.

Во время Крымской войны в 1855 году 62-летний князь Голицын вновь поступил на военную службу командующим Московским ополчением. В это тревожное время, когда на войне были муж и сыновья, больная княгиня П.Н. Голицына составляет прошение на имя Московского митрополита Филарета (1782 – 1867) о разрешении строительства церкви в доме её дочери Александры: «Посему Ваше Высокопреосвященство, Милостивейшего Архипастыря, всепокорнейше прошу, по преклонным летам и болезненному состоянию моему, исходатайствовать у Святейшаго Синода разрешение на устроение в доме дочери моей просимой Церкви, с дозволением иметь оную пожизненно; и о сем моем прошении учинить Милостивейшее Архипастырское решение». Прошение П.Н. Голицыной было удовлетворено.

Начались строительные работы, которые велись с благословения митрополита под наблюдением наместника Лавры архимандрита Антония. Почти все мастера — столяры, резчики, позолотчики, живописцы и др. были из Троицкой Сергиевой Лавры, или указаны наместником Лавры Антонием. Домовая церковь была построена в восточной части княжеского дома и по своим размерам была достаточно невелика. Вот какова была эта домашняя церковь по словам протоиерея И. Сперанского: «Вышина церкви внутри одна сажень два аршина пять вершков; ширина три сажени один аршин пять с половиною вершков; длина алтаря две сажени… Иконостас одноярусный, деревянный украшен простою резьбою, которая местами позолочена» (И. Сперанский, стр.17).

Домовая церковь во имя Божьей Матери Всех Скорбящих Радости была построена в память бабушки княгини Варвары Васильевны Голицыной (Энгельгард), о которой в семье хранилась добрая память. Варвара Васильевна на старости лет после смерти мужа хотела уйти жить в монастырь для уединения и молитв. Она много занималась благотворительностью, меценатством, строительством таких социально значимых объектов как богадельня и других

В 1858 г. семья В.С. Голицына принимала у себя в гостях автора нашумевшего романа «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма, который в то время приехал из Петербурга в Москву. В его честь князь дал в усадьбе роскошный обед и праздник под названием «Ночь графа Монте-Кристо» в увеселительном саду «Эльдорадо» на Новослободской улице.

В саду выступали оркестр, хор цыган и два хора военной музыки. Устроители обещали, что будут спускаться воздушные шары и в заключение праздника состоится «блистательный фейерверк из 12 перемен». На прудах в саду Эльдорадо плавали гондолы с венецианскими музыкантами, была великолепная феерия с фейерверками и фонтанами.

Постановку «Ночь графа Монте-Кристо» осуществил популярный мастер театральной машинерии Фёдор Вальц. В честь Дюма в Москве впервые было зажжено электрическое освещение. Световые и пиротехнические эффекты Вальца поразили воображение москвичей, как и впервые зажженное в столице электрическое освещение.

Из Петербурга было приказано на всякий случай следить за знаменитым писателем, и в жандармском донесении отмечалось, что «сад был прекрасно иллюминован, и транспарантный вензель А.Д. украшен был гирляндами и лавровым венком». Билет на все это великолепие стоил один рубль серебром с персоны.

От начальника 2-го округа корпуса жандармов был составлен рапорт. «Во исполнение секретного предписания Вашего Сиятельства от 18 июля сего года за №658 я имею честь донести, что французский писатель Дюма (отец) с приезда своего в Москву в июле месяце сего года жил у г.г.Нарышкиных – знакомых ему по жизни их в Париже: многие почитатели литературного таланта Дюма и литераторы здешние искали его знакомства и были представлены ему 25 июля на публичном гулянье в саду Эльдорадо литератором князем Когушёвым, князем Владимиром Голицыным и Лихаревым, которые постоянно находились при Дюма в тот вечер.

27 же июля в означенном саду в честь Дюма устроен был праздник, названный НОЧЬ ГРАФА МОНТЕ КРИСТО. Сад был прекрасно иллюминован, транспарантный вензель А.Д. украшен был гирляндами и лавровым венком.

В тот день князь Голицын давал обед в честь Дюма, и прямо оттуда Дюма приехал на праздник в Эльдорадо. В тот вечер с ним были двое Нарышкиных, живописец Моне и мадам Вильне, сестра бывшего в Москве французского актера, которая, как говорят, постоянно путешествует вместе с Дюма».

В 1861 г. князь В.С. Голицын умирает. После смерти князя усадьба остается в полном распоряжении его дочери Александры. Супруга почившего князя, княгиня П.Н. Голицына очень тяжело перенесла смерть мужа. По совету врачей для успокоения души и нервов она была вынуждена оставить свою усадьбу и переехать жить на квартиру, а после уехать из Москвы. Одним из важных вопросов после отъезда Параскевы Николаевны из усадьбы стал вопрос о том, на чьё попечение оставить домашнюю церковь. Основным условием существования домовой церкви является сам факт жизни просителя, после кончины которого необходимо было бы упразднить саму церковь и все принадлежности передать приходскому храму, в данном случае Тихвинской церкви. После смерти князя усадьба осталась в полном распоряжении его дочери княжны Александры.

В 1861 г. княжна Александра осуществляет свое решение об уходе из мира и молитве за всех. Примером и поддержкой в ее решении была жертвенная жизнь бабушки Варвары Васильевны Голицыной, урожденной Энгельгард и ее сестры Надежды Васильевны Шепелевой, урожденной Энгельгард.

По совету митрополита Филарета 14 февраля 1862 г. княжна Александра подаёт прошение об учреждении в доме Голицыных на Новослободской улице общества сестер милосердия. Это решение княжны, изъявившей желание создать приют для иногородних монахинь и больницу, стало первым камнем, заложенным в фундамент будущего Скорбященского монастыря. Княжна Александра присвоила больнице имя Филаретовской, в честь митрополита Филарета.

Государь Император Александр II через определение Святейшего Синода одобрил решение княжны. На обеспечение существования упомянутых заведений княжна Александра пожертвовала часть своего недвижимого имущества, а также деньги (2,7 тыс. рублей в акциях Ярославской железной дороги) в пользу Троице-Сергиевой Лавры. 19 апреля 1863 г. согласно указу Святейшего Синода церковный дом и прочие строения, равно как и земля, по описи были введены в собственность Лавры.

16 мая 1863 г. княжной А.В. Голицыной была составлена дарственная, по которой «дом и прилежащие к нему строения и землю огородную, более 10-ти десятин, пожертвовать Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, дабы предполагаемое богоугодное заведение состояло в заведении духовного начальства и под наблюдением Лавры, по вере её в благодатную помощь Преподобных Отец Сергия и Никона, а ей, Княжне для жительства оставить половину дома в западной части от церкви пожизненно; восточную часть дома – нижний и верхний этажи – занять приютом и больницей».

Часть средств на основание упомянутых учреждений была пожертвована в 1868 г. княгиней
М.А. Куракиной – на строительство и переоборудование одного из флигелей для Филаретовской больницы, за что Лаврским Учреждённым Собором княгине была вынесена благодарность и предоставлено свидетельство на право распоряжения флигелем больницы с целью её благоустройства бесплатно в течение 14 лет до ноября 1881 г. Сама княжна А.В. Голицына тоже неоднократно оказывала приюту и больнице дополнительную помощь в виде облигаций разных компаний в 1864 г. и позднее.

Позднее территория усадьбы была перепрофилирована под новые нужды. Существование достаточного количества жилых и хозяйственных строений не потребовало дополнительного строительства, изменения касались в большинстве случаев переоборудования помещений.

Для благотворительных целей княжна отдала половину своего дома, а также перестроила один из флигелей, соединённый с домом крытым переходом. Во флигеле расположилась Филаретовская больница для неизлечимо больных женщин. Больница была так названа княжной в воспоминание блаженной памяти митрополита Московского и Коломенского Филарета. Она стала первым прообразом современных хосписов.

Княжна Голицына также основала в своем доме приют для двадцати монахинь, сборщиц подаяния. Для этого приюта она отделила восточную половину своего дома, где и была освящена церковь во имя иконы «Скорбящей Божьей Матери».

Торжественное открытие приюта состоялось 11 ноября 1865 г. «В открытии приюта приняли участие многие знатные лица Москвы: наместник Лавры архимандрит Антоний, граф Шереметьев, княгиня Ольга Долгорукая, граф В.Н. Мусин-Пушкин, граф В.Н. Гудович, генеральша А.Ф. Рябинина, князь С.М. Голицын, игуменья Костромского Анастасьина монастыря Мария».

Участие представителей Костромского Анастасьина монастыря в открытии приюта было не случайно. Этот монастырь был одним из первых в социальном служении и просветительской деятельности. Для работы в больнице был набран персонал, состоявший из врача и достаточного числа сестёр милосердия. Количество персонала приюта доходило до 50 человек. У всех созданных заведений существовал свой устав, который был одобрен митрополитом.

Для поддержания на будущее время Филаретовского больничного отделения неизлечимых больных княжна Александра в 1876 г. пожертвовала в Троице-Сергиеву Лавру облигации Московского Кредитного общества на сумму десять тысяч рублей с тем условием, чтобы проценты с капитала своевременно выдавались ответственному за содержание больницы (княжне) или кому будет назначено после неё на содержание пяти кроватей неизлечимо больных Филаретовского отделения.

Описывая устройство территории усадьбы княжны Голицыной в 1888 г. благочинный Спасо-Андрониевского монастыря архимандрит Григорий отметил: «Попечительница занимает западную половину дома, а для сестер милосердия комнаты устроены в восточной половине, где находится церковь, и кроме того, в нижнем полуэтаже западной половины дома, как вверху, так и внизу, при одном общем коридоре, по пяти комнат на той и другой стороне коридора. В нижнем полуэтаже восточной половины дома помещаются монахини-сборщицы, в отведенных для них комнатах, по две и по три в одной комнате, как и сестры милосердия. Некоторые из последних, за множеством их, и простые служанки размещены в верхнем этаже одного из флигелей, который с главным домом соединен крытым переходом, а в нижнем этаже того же флигеля – кухня и общая столовая. Помещение для неизлечимо больных открыто в другом отдельном от дома флигеле, где и комната для дежурной сестры милосердия».

   В 1889 г. княжна А.В. Голицына обратилась к Епархиальному Начальству с прошением о преобразовании Общества сестер милосердия в монастырь с наименованием его Всех скорбящих радости. В прошении княжна А.В. Голицына заявила, что материальное обеспечение монастыря будет заключаться в следующем:

  1. Во владение монастыря поступит пожертвованный ею для приюта дом со всеми необходимыми службами, ценность коих не менее 50 000 р.
  2. Домовая церковь, благолепно украшенная и снабженная всеми церковно-богослужебными принадлежностями.
  3. Западную часть дома со всеми комнатами до самой церкви княжна А.В. Голицына оставляет пожизненно за собой с тем, чтобы она могла распоряжаться частью дома, равно и принадлежащими к ней службами, без всякого стеснения от монастырского Начальства; а после ее смерти и эта часть дома поступит в собственность монастыря.
  4. Пожертвованная ею в пользу приюта и ныне состоящая в его владении земля при доме также будет передана монастырю. Земли этой имеется более 10 десятин и стоимость ее не менее 312000 р.
  5. Во владение монастыря поступят пожертвованный ею капитал на содержание домовой церкви в 18 акциях Московско-Ярославской железной дороги, по 150 р. и десять 5 % облигаций Московского Городского Кредитного Общества на сумму 10000 рублей.
  6. Княжна А.В. Голицына обязуется при учреждении монастыря пожертвовать в его пользу 20000 р. Деньги эти составят неприкосновенный капитал, из них 15000 будут отчислены на монастырь, а 5000 будут храниться, как обеспечение священнослужителям. Кроме этого княжна дает в обеспечении монастыря приобретенную ею землю в Московском уезде от 60 до 70 десятин, из коих 40 десятин покрыты лесом.

Также княгиня выразила желание, чтобы учрежденный монастырь доставлял приют и содержание пищей монахиням-сборщицам иногородних монастырей.

Торжественное открытие монастыря состоялось 16 (29) сентября 1890 г. На открытии присутствовали митрополит Московский и Коломенский Иоанникий, основательница монастыря княжна А.В. Голицына, благотворительница купчиха А.А. Смирнова, генерал-лейтенант С.М. Духовский и другие лица.

Немалую помощь в построении монастыря оказала его благодетельница тайная монахиня Рафаила (в миру купчиха Акилина Алексеевна Смирнова), на средства которой был построен собор Всемилостивого Спаса по проекту архитектора И.Т. Владимирова.

Строительство собора и его украшение было окончено 25 октября 1894 г. В 1900 г. при монастыре была открыта женская одноклассная церковно-приходская школа, а также построены два каменных двухэтажных корпуса, в одном из которых расположилась монастырская трапезная, кухни и кельи, а в другом, близ кладбищенских ворот, помещения для монахинь, следящих за порядком на кладбище. Через три года в двухэтажном здании трапезной заложили храм во имя архангела Рафаила и окончили постройку в 1900 г.

Основательница Скорбященского монастыря княжна Александра Владимировна Голицына умерла в 1900 г. Она была похоронена на территории Скорбященского монастыря отдельно от семейного захоронения Голицыных, которое располагалось на Миусском кладбище. Помимо Владимира Сергеевича (16 марта 1794 — 19 января 1861, умер от простуды) там были похоронены его супруга Прасковья Николаевна, урожденная Матюнина (2 октября 1798 — 29 июля 1881), дети Дмитрий (19 ноября 1828 — 30 марта 1831), Надежда (3 марта 1822 — 25 февраля 1833), Дмитрий (сентябрь 1833 — 15 августа 1834 года), внук Владимир Сергеевич (9 января 1873 — 17 ноября 1879).

В одной из московских газет приводится следующее описание прощания с княжной: «Вчера 19 июля в Скорбященском монастыре, что у Бутырской заставы, было совершено погребение основательницы его, дочери тайного советника, княжны Александры Владимировны Голицыной. Гроб с прахом почившей накануне в седьмом часу вечера был перенесен при печальном перезвоне колоколов из Скорбященской церкви в соборный храм, и здесь о. архимандритом Товией с прочим духовенством была отслужена заупокойная всенощная, при большом стечении богомольцев. Вчера заупокойную литургию и отпевание тела почившей совершал преосвященный Парфений, епископ московский с архимандритами: Митрофаном и Товию, с протоиереями П.В. Преклонским и В.М. Славский, законоучителем Екатериненского института о. Арсеньевым и семью священниками. Пел Чудов хор. В церкви присутствовали игумении московских монастырей, представители аристократического мира столицы, родственники и масса народа. На гроб усопшей, закрытый покровом из серебряного глазета, было возложено десять роз».

Даже после смерти княжны А.В. Голицыной средства, завещанные ею монастырю, продолжали служить. Скорбященский монастырь вплоть до революции 1917 г. активно строился, он занял место одного из первых православных монастырей в социальном служении и женском духовном образовании.

 

Список источников и литературы

  1. А. М. Фадеев. Воспоминания//Русский Архив, 1891, № 2-12.
  2. http://kraevedsvao.ru/istoriya-miusskogo-kladbishha/
  3. http://medalirus.ru/portret/varvara-vasilevna-golitsyna.php
  4. https://proza.ru/2013/10/09/1072
  5. https://drevlit.ru/docs/kavkaz/XIX/1840-1860/Poltorackij/text2.php
  6. http://drevlit.ru/docs/kavkaz/XIX/1840-1860/Poltorackij/text1.php
  7. https://otzyv.ru/review/157239/
  8. Жеребятьев Д. И. Методы трёхмерного компьютерного моделирования в задачах исторической реконструкции монастырских комплексов Москвы. — МАКС Пресс Москва, 2014. — 200 с.
  9. История Скорбященского монастыря. Протоиерей Иоанн Сперанский. Москва. 1915.

 

Текст создан кандидатом исторических наук (МГУ) Денисом Жеребятьевым благодаря поддержке фонда Президентских грантов

One thought on “Окно в прошлое. Виртуальный музей. Княжна Александра Голицына, основательница Скорбященского монастыря

  • https://israel-lady.co.il/

    Good post. I learn something totally new and challenging on blogs I stumbleupon every day. It will always be interesting to read through articles from other writers and use a little something from other sites.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.