Окно в прошлое. Виртуальный музей. 250 лет истории. XVIII век. Усадьба генерала Вадковского с регулярным французским парком.

Опубликовано 8 мая, 2022

Главная Записи Окно в прошлое. Виртуальный музей. 250 лет истории. XVIII век. Усадьба генерала Вадковского с регулярным французским парком.

Окно в прошлое. Виртуальный музей. 250 лет истории. XVIII век. Усадьба генерала Вадковского с регулярным французским парком.

Денис Жеребятьев

250 лет истории парка Новослободский. XVIII век.

Усадьба генерала Вадковского с регулярным французским парком.

Дворцово-парковый ансамбль в Новом Сущево был обязан своим появлением во второй трети XVIII века известной семье государственных деятелей Вадковских — Фёдору Ивановичу Вадковскому и его внуку Якову Егоровичу.

Федор Иванович Вадковский

Федор Иванович не был «паркетным» генералом. Почти всю свою жизнь он прослужил в гвардии в чинах камер-паж, фендрик гвардии, подпоручик гвардии (1736), поручик гвардии (1738), капитан-поручик гвардии (1740), капитан гвардии (1742), секунд-майор (1755), премьер-майор гвардии (1757), подполковник гвардии (1757), генерал-майор (1761), генерал-поручик (1762), генерал-аншеф (1775), командир Семёновского полка (1765-1766). За его плечами – участие в русско-турецкой войне 1736 – 1739 гг. (штурмы Очакова и Хотина и сражение при Ставучанах), в русско-шведской войне 1741 – 1742 гг. и Семилетней войне. За заслуги и активное участие в возведении на престол императрицы Екатериной II, а также за доблестную службу ему было пожаловано потомственное дворянство и земли, в том числе имение в Москве у Бутырской заставы между Камер-Коллежским валом и Задним (позже Вадковским) переулком и земли в притоке реки Неглинка.

Самый ранний план 1739 года фиксирует границы усадеб в местности Сущево. В это время северная часть Москвы вместе Камер-коллежским валом с 1742 г. начинает активно благоустраиваться, при въезде в Москву появляется Миусская (Бутырская) застава. Большая часть усадеб, расположенных в Новом Сущево, представляли собой небольшие типичные деревянные загородные дома, без регулярных парков, с плодовыми садами и огородами.


Фрагмент карты Москвы 1739 г.

Фрагмент карты Москвы 1768 г.

Фёдор Иванович в екатерининское время был одним из старейших и уважаемых гвардейских подполковников Семёновского полка. Матушка-Императрица Екатерина щедро отблагодарила своего любимца землями и крестьянами. В собственности Фёдора Ивановича было много десятин земли и поместий, так что некоторые земли по причине их множества числились в пустоши, иные представляли собой скромные усадьбы, загородные дома и дачи. Только в Елецкой провинции Ф.И. Вадковский владел восьмью сёлами и деревней почти с двумя тысячами крепостных душ — мужчин, не считая женщин и детей. Имея также земли в Московском уезде, Федор Иванович был остоятельным помещиком и неоднократно принимал участие в управлении Московским уездом в качестве представителя от дворян, в 1779 г он был назначен сенатором.

По плану Москвы 1768 г. во времена правления Екатерины II, более четко фиксируются границы землевладения усадьбы Вадковских. Последующие карты Москвы второй трети XVIII века фиксируют в районе Новое Сущево только границы землевладений, кварталы и каменные постройки и храмы. По этим документам мы знаем, что в усадьбе Вадковских все строения того времени были деревянными, поскольку на плане они не обозначены.

Усадьба в Новом Сущево была одной из ряда небольших поместий, принадлежавших Фёдору Ивановичу. В «Экономических камеральных описаниях» Извальской волости Елецкого уезда сохранилось описание поместья Вадковских, где он проживал. Оно позволяет пролить свет на типовое внутреннее устройство его имений: «Село оврага прудового, и двух безумянных отвершков по обе стороны оврага Пятницкого, на правом берегу церковь каменная Великомученицы Параскевии, нарицаемая Пятницы; дом господский деревянный и при нём сад нерегулярный с плодовитыми деревьями, деревья оврага прудового на левом берегу дачею простирается большой дороги, ведущей в г. Задонск по обе стороны, земли грунт чернозёмный; крестьян на пашне в посредственном зажитке».

Из этого описания мы видим, что несмотря на наличие свободных денежных средств, в эпоху распространения западных веяний и французских регулярных парков Федор Иванович предпочитал им традиционные плодовые сады и скромный образ жизни без изысков.

Поскольку большую часть времени Фёдор Иванович проводил у себя в имении в Елецком уезде, то его усадьба в Новом Сущево, судя по планам Москвы второй трети XVIII века, не перестраивалась и оставалась небольшим загородным домом на окраине города с плодовым садом и огородом, как и большинство его имений. В 1775 г. Федор Иванович передает управление усадьбой своему сыну Егору Фёдоровичу Вадковскому.

1790 год план

В конце 1770-х гг. недалеко от усадьбы Вадковского в Новом Сущево по указу императрицы Екатерины II разворачивается крупное строительство Петровского путевого (подъездного) дворца. Он был построен в честь победы в русско-турецкой войне как резиденция для отдыха знатных особ после долгой дороги из Петербурга в Москву. Именно близость Царской семьи, периодически посещавшей путевой дворец в ходе коронации и рабочих визитов, побудила владельца усадьбы Егора Фёдоровича и его сына Якова Егоровича заняться обустройством именно усадьбы в Новом Сущево и превратить ее из заурядного загородного дома в представительное имение семьи Вадковских. Таким образом, постройка Петровского дворца превратила окраину города в элитный и многообещающий по тому времени район, вокруг которого дворяне, имеющие загородные дома и дачи, начинают активнее их благоустраивать. Вокруг усадьбы Вадковских поселяются именитые соседи — князья Скавронские, Ляпуновы и Толстые, по соседству — семья статского советника А.М.Рябинина, первого директора Московского ассигнационного банка (1804—1809 гг.)

К 1790 г. усадьба Вадковских претерпела ряд изменений: в усадьбе появились несколько въездов со стороны будущего Вадковского переулка и улицы Новослободской, прослеживаются зоны расположения границ жилых и хозяйственных построек, зона парка и огорода.

Вскоре усадьба переходит под управление Якова Егоровича Вадковского, генерал-майора, участника Русско-шведской войны (1808—1809) и Отечественной войны 1812 года, командира бригады 17-й пехотной дивизии. За боевые заслуги Яков Егорович был представлен к ордену Святого Георгия 3-го класса. Он владел несколькими поместьями в с. Рыбалово, Бронницкого уезда (840 душ), с. Сумароково, Подольского уезда (30 душ), в Москве имел два дома: в Сущевской (усадьба Вадковских у Бутырской заставы) и Сретенской частях. Побывав за границей в ходе европейских военных компаний, Яков Егорьевич перестраивает усадьбу и превращает плодовый сад в современный регулярный парк.

План 1838 г.

План А.Хотеева середины XIX века

План Москвы 1818 г.

Регулярный парк усадьбы Вадковских был значительно скромнее, но также был создан по всем канонам французских регулярных парков того времени. В парке появляется разветвленная сеть регулярных дорог: аллеи от двух проезжих ворот со стороны улицы Новослободской и одна прямая аллея перед главным домом. Регулярная планировка приусадебного парка частично сохранилась и была отражена на более поздних планах усадьбы времен владения князьями Голицынами 1838 г. и А.Хотеева середины XIX века. Постройки на территории усадьбы запечатлел прожектный план Москвы 1817 г. Вероятнее всего, эти же постройки располагались и в довоенные годы.

Между аллеями были расположены боскеты – зеленые площадки, по их периметру плотными рядами были рассажены высокие растения. Теплолюбивые декоративные растения (оранжерейные деревья) с пирамидальной кроной выносились из главного дома в парк на летнее время для украшения аллей, вдоль которых были рассажены цветники с орнаментальным рисунком, рядом были стриженные газоны, по краям аллей расставлены вазоны с цветами. В более поздних документах первой трети XIX века — середины XIX века при описании имения, строений и приусадебного парка нигде не фигурируют декоративные скульптуры. Привезенные из Европы скульптурные композиции были дороги, поэтому при устроении усадьбы и регулярного парка Яков Егорович Вадковский предпочёл украсить свой сад скромнее, ограничившись вазонами. Более простые украшения парка были достаточно типичными и ничем особенным не отличались, об этом могли не упомянуть в документах того времени.

Чтобы сохранить внешний вид регулярного парка, состоятельным владельцам приходилось постоянно вкладывать средства на поддержание его внешнего облика: минимум раз в сто лет или чаще полностью пересаживать его, обновлять растения, нередко сад мог пострадать в результате сильных морозов или бурь, и ряд растений нужно было закупать заново.

Регулярный парк в Кусково

Целый ряд исторических событий так или иначе повлияли на состояние дворцово-парковых и усадебных комплексов первой половины XIX в., особенно Отечественная война 1812 г. Уезжая из Москвы в годы войны, многие дворяне в спешке собирали имущество, слуг и покидали свои усадьбы и особняки, которые вскоре заняли пришедшие французы, солдаты армии Наполеона. Известно, что у Миусской заставы в Новом Сущево расположился III корпус кавалерийского резерва Эммануэля Груши.

Стоит отметить, что война пощадила усадьбу Вадковских в Новом Сущево. На генплане Москвы с указанием сгоревших в 1812 г. домов усадьба Вадковских в списке сгоревших не значится. После отступления французской армии многие владельцы не сразу вернулись в свои оставленные имения. Все это время до возвращения хозяев имение с регулярным парком зарастало и находилось в запустении.

Реконструкция регулярного парка усадьбы Вадковских и Рябининых начала XIX в.

В первые несколько десятилетий после войны 1812 года многие дворянские усадьбы с регулярными парками времен Екатерины II не поддерживались должным образом: у владельцев, оказавшихся в затруднительных условиях, просто не было свободных средств на поддержание прежней роскошной жизни. Лишь некоторые состоятельные  владельцы могли позволить себе поддерживать свой регулярный парк в том состоянии, в котором они создавались, иные оставляли его зарастать, занимаясь более насущными проблемами.

Выйдя в отставку в 1813 г., герой Отечественной войны Яков Егорович Вадковский живет в своей усадьбе Чуть позже, в 1818 г. в поисках дополнительного источника дохода он сдает в аренду территорию усадьбы в Новом Сущево увеселительному танцевальному клубу, получившему название «танцевальный клуб на Бутырках».

Инициатива его открытия принадлежала Мартину Шварцу (Матвею Андреевичу) и сорока пяти иностранцам, в основном немцам, которые 15 декабря 1818 г. подали прошение на имя московского военного генерал-губернатора графа А.П. Тормасова с просьбой разрешить открытие Танцевального клуба в усадьбе Якова Егоровича Вадковского: «в Москве, на Бутырках, по желанию многих иностранцев открыть танцовальный клоб» и позволить продажу в нем горячительных напитков и игру в карты, а также «для увеселения поставить один бильярд» и «в назначенные от старшин дни производить инструментальную музыку для увеселения дам». Клуб был организован по примеру «Немецкого (мещанского) танцевального клуба» в Санкт-Петербурге (основанного еще в 1789 г.).

Танцевальный клуб на Бутырках охотно посещала московская элита, иностранцы, именитые соседи, дворяне, жившие напротив Вадковских, служащие соседней Бутырской солдатской слободы и Петровского путевого дворца.

Плата за аренду усадьбы под проведение мероприятий приносила хороший доход и позволила в послевоенные годы немного привести в порядок и отреставрировать усадьбу и ее флигели, а также привести в должное состояние регулярный парк.

Спустя некоторое время среди членов клуба возникла идея создания «Немецкого гражданского общества». 7 февраля 1819 г. состоялось его открытие в Москве в усадьбе Вадковского на Бутырках. Устав Немецкого клуба был утвержден московским военным генерал-губернатором 30 августа 1819 года. Такие организации ориентировались на средние слои немецкого населения в России — российских предпринимателей и элиту того времени, настроенную на выстраивание взаимовыгодных соглашений. В качестве развлечений немецкий клуб предлагал своим членам различные формы проведения досуга — бильярд, кегельбан, шахматы и шашки, карточные игры и т.д.

Еще одно отличие бальных дней состояло в том, что кавалеры имели право приводить с собой сколько угодно дам. Впрочем, если они по легкомыслию решались прихватить женщин «с худой репутацией», то весьма легко могли лишиться членства в клубе. Создатели клуба стремились объединить своих соотечественников для приятного проведения свободного времени: в клубе предусматривались чтение газет, игры в карты, на бильярде, организация обедов и ужинов, проведение балов и маскарадов.
В 1819-1839 гг. количество членов клуба составило 450 чел. Сверх того допускались 250 годовых посетителей.

Особенно весело в Немецком клубе проходили маскарады, под которые отдавались лучшие комнаты усадьбы. В «Очерках московской жизни», опубликованных в 1842 году, П.Ф. Вистенгоф так передал дух этих праздников: «Маскарады Немецкого клуба посещаются преимущественно семействами немцев, иностранцами других наций, принадлежащих к ремесленному классу, семействами мелких учителей, актерами и актрисами. В этих маскарадах существует разгульная непринужденная веселость. Здесь на туалет нет большой взыскательности, и молоденькие немочки, а иногда и старушки преспокойно попрыгивают контрадасы в простых беленьких платьицах, часто без всяких украшений. Между ними попадаются и русские дамы в амазонках и наряженные кормилицами. Эти дамы снимают свои маски уже тогда, когда старшины клуба порядочно наужинаются и ко входу их сделаются несколько благосклоннее. А до того времени им угрожает злобное немецкое «heraus» (вон. — М. В.) Мужчины среднего круга также посещают маскарады клуба, чтоб поволочиться за немочками и за этими русскими дамами, которые так боятся непоужинавших немцев. Они нередко также подвергаются грозному «heraus» за свои шалости. Смотря по роду преступления, их иногда выводят с музыкой».

В октябре 1819 года здоровье Якова Егоровича, подорванное военной службой, начинает ухудшаться, и 21 марта 1820 г. он умирает. Немецкий клуб переезжает в Мясницкую часть в дом князя М.М. Долгорукова, а саму усадьбу и земли с прудом в притоке реки Неглинка вдова Якова Вадковского продает тайной советнице Надежде Васильевне Шепелевой (Энгельгард).

Надежда Шепелева, проживая в новой усадьбе, предпочитает не заниматься оставленным прежним владельцем регулярным приусадебным парком, сосредоточив свои усилия на пейзажном парке с водоёмом на притоке Неглинки. По карте Москвы 1838 г. регулярный парк, по сравнению с другими городскими регулярными парками того времени, предстаёт запущенным: на плане отчётливо прослеживается главный дом, несколько проезжих ворот в усадьбу с дорожками, остальные парковые дорожки находятся в заросшем состоянии и не отражены на плане.

К моменту, когда семья князя Владимира Сергеевича Голицына получает по завещанию от Надежды Васильевны Шепелевой усадьбу и прилегающие земли, сам дворцово-парковый ансамбль усадьбы в Новом Сущево, хранит в себе лишь остатки того прекрасного образца русского усадебного регулярного парка XVIII —  рубежа XIX века, который создали в этом месте князья Вадковские.

 

Список источников и литературы

  1. http://smolbattle.ru/index.php?showtopic=1857
  2. https://arch-heritage.livejournal.com/503768.html
  3. https://trojza.blogspot.com/2012/04/1812_06.html

 

 

Текст создан кандидатом исторических наук (МГУ) Денисом Жеребятьевым благодаря поддержке фонда Президентских грантов

 

One thought on “Окно в прошлое. Виртуальный музей. 250 лет истории. XVIII век. Усадьба генерала Вадковского с регулярным французским парком.

  • https://israel-lady.co.il/

    Good post. I learn something totally new and challenging on blogs I stumbleupon every day. It will always be interesting to read through articles from other writers and use a little something from other sites.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.