Окно в прошлое. Виртуальный музей. Люди, похороненные на кладбище Скорбященского монастыря. Иван Ефимович Ефимов

Опубликовано 10 июня, 2022

Главная Записи Окно в прошлое. Виртуальный музей. Люди, похороненные на кладбище Скорбященского монастыря. Иван Ефимович Ефимов

Окно в прошлое. Виртуальный музей. Люди, похороненные на кладбище Скорбященского монастыря. Иван Ефимович Ефимов

Ефимов Иван Ефимович

Ефимов Иван Ефимович (1841 — 22 июля 1915) – старейший из владельцев московских типографий, потомственный почетный гражданин, купец 2-ой гильдии Сергиева Посада, известный в Москве благотворитель, меценат и храмостроитель.

Происхождение

О ранних годах жизни Ивана Ефимовича известно не много. Он происходил из крестьян, на это указывает то, что его брат и племянник были крестьяне села Ильинского Бронницкого уезда Московской губернии. Недалеко от имения Ивана Ефимовича проходила главная линия Московско-Рязанской железной дороги.

Топографическая карта Московской губернии Шуберта 1860 г.

Благодаря успешному ведению торговли Иван Ефимович еще до середины XIX в. выкупился из крепостной зависимости, и со временем, выплатив гильдейский взнос, стал купцом 3ей гильдии. К этому времени минимальный размер объявленного капитала для купцов 3-ей гильдии составлял 8000 рублей. Купцы 3-ей гильдии могли заниматься розничной торговлей в городе и уезде, где они были записаны, всякими отечественными и иностранными товарами, купленными от российских купцов первых двух гильдий и от крестьян, торгующих по свидетельствам первых 2-х родов. Они могли иметь собственные суда для внутреннего сообщения, содержать в городе и уезде трактиры, ренсковые погреба, торговые бани, постоялые дворы, питейные дома, различные «фабрики и заводы» и т. п. небольшие домашние заведения. При таких заведениях купцы 3-й гильдии могли иметь не более 32 работников.

В 1863 г., вскоре после отмены крепостного права, третья купеческая гильдия была упразднена, а все приписанные к ней купцы были определены в мещанство. Дальше в сохранившихся исторических документах Иван Ефимович в эти годы упоминался как мещанин.

Со временем в конце 1860-х гг. – начале 1870-х гг. Иван Ефимович для дальнейшего развития своего дела перебирается в Москву. Сохранилось упоминание в некрологе, что своим родным приходским храмом Иван Ефимович считал Петропавловский храм на Якиманке. Известно, что он был одним из благотворителей храма. Здесь же он и знакомится с семьей купца 1-ой гильдии Смирнова и его супруги Акилины Алексеевны, которые проживают недалеко от храма в своей усадьбе на улице Большая Полянка д. 48. В это время в храме Петра и Павла на Большой Якиманке несет служение настоятель храма протоиерей Иоанн Фёдорович Мансветов, известный общественный и церковный деятель первой четверти XX века, член Московской духовной консистории, председатель общества любителей духовного просвещения. Известно, что он был духовником Акилины Алексеевны Смирновой и Ивана Ефимовича Ефимова. Иван Ефимович становится членом Московского общества любителей духовного просвещения.

 

Московская усадьба А.А. Смирновой
на ул. Большая Полянка д.48 (дом слева крайний)

Протоиерей Иоанн Федорович Мансветов настоятель храма Петра и Павла
на Большой Якиманке 1882 г.

Храм Петра и Павла
на Большой Якиманке 1882 г.

После смерти супруга Акилина Алексеевна обращается за помощью в ведении финансовых дел к другу семьи мещанину Ивану Ефимовичу, который становится ее душеприказчиком. В это сложное для нее время Акилина Алексеевна находит утешение в церкви и по совету своего духовника решает посвятить жизнь служению людям и Богу. Одним из шагов стало предложение Акилины Алексеевны совместно открыть типографию для издания духовной литературы.

Будучи неграмотной, родом из крестьянского сословия, не получившая образования (вместо нее на документах расписывался ее душеприказчик Иван Ефимович), Акилина Алексеевна приложила немало усилий к изданию и популяризации среди населения святоотеческой духовной литературы.

В середине 1870-х гг. Акилина Алексеевна покупает домовладение на Большой Якиманке д. 36 под типографию, в котором Иван Ефимович оформляет типографию на свое имя, закупает необходимое для издательства оборудование, печатные станки и нанимает рабочий штат.

Благодаря свое выдающейся энергии он за короткое время развивает дело. С 1878 г. в его типографии начинают печататься книги и журналы духовно-нравственного содержания, и издательство приобретает широкую популярность среди духовенства по всей России и массу заказов. Часть духовной литературы, издаваемой издательством на средства Акилины Алексеевны и его личные, была предназначена для бесплатной раздачи людям.

Пример издания типографии И.Ефимова в доме А.Смирновой

Основной объем изданий типографии предназначался для русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне. Часть литературы продавалась, но огромный объем брошюр и книг бесплатно раздавался паломникам, и они разносили их по всей России. За 1870-е гг. – 1910-е гг. на Афоне побывало около 500 000 паломников. И каждый из них получал на память пачку из 50 произведений духовной литературы, чтобы они принесли их в свою деревню или село, где они были так нужны. За все время было издано несколько сотен изданий брошюр по благословению Пантелеимонова монастыря, каждое тиражом от 20 000 до 40 000 экземпляров. Издавали отдельные книги: жития  православных святых, сказания о земной жизни пресвятой Богородицы, книги о русском монастыре святого великомученика и целителя Пантелеимона на святой горе Афонской, Толкование на Апокалипсис Святого Андрея архиепископа Кесарийского, «Добротолюбие» — знаменитый сборник духовных произведений православных авторов IV-XV вв., который был составлен митрополитом Коринфским Макарием и Никодимом Святогорцем, впервые изданный на греческом языке в 1782 г. в Венеции и многие другие духовные книги.

Пример издания типографии И.Ефимова в доме А.Смирновой

Пример издания типографии И.Ефимова в доме А.Смирновой

Со временем Акилина Алексеевна, вдова купца 1-ой гильдии, решила удалиться от мира. Прожив некоторое время в разных монастырях, она совершает тайный постриг в монашество по совету известного московского старца Исихия из Златоустова монастыря и принимает обет нестяжательства. В 1879 г. Акилина Алексеевна жертвует усадьбу на Большой Полянке афонскому Пантелеимонову монастырю для устройства там монастырского подворья. Будучи её душеприказчиком, Иван Ефимович принимает непосредственное участие в оформлении пожертвований, вкладов, договоров передачи собственности благотворительницы, а также жертвует и свои личные средства, что упоминается в его некрологе.

Сохранилась фотография, сделанная, очевидно, сразу после пострига. На ней Акилина Смирнова, теперь уже монахиня Рафаила, в монашеской одежде, с четками в руках. Спокойное, строгое лицо. Решительный взгляд человека, способного и распоряжаться на стройках, и идти к своей заветной цели. И только в глубине глаз, в чуть тронутых улыбкой губах – почти детское восхищение и изумление перед совершившимся таинством. На фотографии не указан год, когда был сделан снимок.

Акилина Алексеевна Смирнова, тайная монахиня Рафаила

Зачатьевский монастырь конца XIX в. Вид на Рождественский собор

Сохранившееся здание подворья афонского Пантелеимонова монастыря по 1-му Хвостову переулку

В 1887 г. вместе с Акилиной Алексеевной душеприказчик делает денежные вклады в Зачатьевский монастырь и помогает восстановить главный Рождественский собор монастыря, который к этому времени сильно обветшал. Там был устроен новый придел в честь Казанской иконы Божией Матери.

С 1886 г. с Акилиной Алексеевной он постоянно принимал участие в паломнических поездах по подмосковным монастырям. Среди постоянных маршрутов стоит упомянуть частые посещения новообразованной женской обители в подмосковном селе Головине, где был основан Казанский Головинский женский монастырь. Там на средства Акилины Алексеевны и пожертвования Ивана Ефимовича закладывается больничный корпус с церковью во имя мученицы Акилины, названный в честь небесной покровительницы благотворительницы монастыря.

Головинский монастырь XIX – XX век

В наши дни о селе, которое давно уже поглотила разросшаяся Москва, напоминает только название района, а также сохранившиеся до сих пор пруды, но в конце ХIХ века это была загородная местность, и ехать сюда следовало большое количество верст через Бутырскую заставу, то есть как раз мимо будущего Скорбященского монастыря. Правда, до 1889 г. монастыря еще не было, а была усадьба княжны Александры Голицыной, в которой имелся приют для иногородних монахинь-сборщиц и небольшая больница с сестричеством при ней. Очевидно, разговоры об устройстве здесь монастыря шли уже заранее, и, возможно, Александра Голицына советовалась по этому поводу с кем-то из священноначалия, во всяком случае, идея эта явно витала в воздухе, так что, проезжая мимо красивой усадьбы, Акилина Смирнова не раз говорила своим спутникам, в том числе своему душеприказчику Ивану Ефимовичу, что непременно построит на этом месте собор, как только тут будет открыт монастырь, и несколько раз присылала его, чтобы узнать, скоро ли ждать этого события.

Княжна Александра Голицына

Открытие монастыря стало для княжны Александры Владимировны серьезным шагом, на который она долгое время не решалась: помимо документальных вопросов его оформления,  требовалось найти немалые средства на строительство главного собора монастыря, без которого православный женский монастырь на фоне других монастырей Москвы выглядел неполноценно. Монахиням и послушницам не хватало места в главном доме усадьбы и его больничных флигелях. Необходимо было строительство новых корпусов для их проживания, нужна была трапезная с просфорней, церковно-приходская школа, а также дом для священника и диакона. Строительство собора Всемилостивого Спаса, парадных проезжих ворот, а также возведение монастырских стен вокруг монастыря требовало больших финансовых вложений.

Часто совершая паломнические поездки, Акилина Алекссеевна была наслышана о деятельности общины сестёр милосердия, Филаретовской больницы для тяжелобольных женщин и приюта для иногородних монахинь при поддержке княжны Александры Владимировны Голицыной, а также о последних событиях 1889 г. по преобразованию общины в православный женский монастырь Всех скорбящих радости. Когда разрешение на открытие монастыря было дано, Акилина Алексеевна, желая привести в исполнение давнее намерение, с согласия княжны Александры Владимировны Голицыной отправляется к митрополиту Московскому Иоанникию за благословением и после обращается к московскому архитектору Ивану Терентьевичу Владимирову, мастеру «нового русского» стиля в церковном зодчестве конца ХIХ века, с просьбой спроектировать главный собор будущего монастыря Всех скорбящих радости и парадных проезжих ворот и монастырской стены.

Чертеж собора Всемилостивого Спаса (1890 г.) и парадных проезжих ворот (1893 г.)
архитектора И.Т. Владимирова

Чертеж собора Всемилостивого Спаса (1890 г.) и парадных проезжих ворот (1893 г.)
архитектора И.Т. Владимирова

В начале 1890-х гг. Иван Ефимович становится купцом 2-ой гильдии, об этом пишет священник Скорбященского монастыря протоиерей Иоанн Сперанский. В 1890 г. настоятельнице монастыря игумении Евпраксии душеприказчиком купцом 2-ой гильдии Сергиевского посада Иваном Ефимовичем Ефимовым от имени Акилины Алексеевны были представлены готовые чертежи и переданы средства на строительство.

Это был краснокирпичный пятиглавый храм в русском стиле эпохи Александра III авторства молодого архитектора И.Т. Владимирова. После начала строительства собора в 1893 г. умирает главный архитектор, и собор достраивает известный русский архитектор Пётр Алексеевич Виноградов.

Собор был увенчан пятью главами, стиль куполов соответствовал общему характеру здания: подобно всем главам старинных русских церквей, они суживались вверху и увенчивались восьмиконечными крестами. На западной стороне, над самым входом в храм, как бы на кровле лежало восьмиконечное основание колокольни. В ней имелись традиционные окошки-слухи – для большего распространения звука. В западной части храма вместо клиросов, под колокольней, были устроены хоры. Храм освещался 27 окнами разных размеров и формы.

Надо сказать, что когда усердием Акилины Смирновой возводился очередной монастырский храм, она всегда не только финансировала строительство, но и руководила им сама или с помощью своего душеприказчика Ивана Ефимовича Ефимова: закупала строительные материалы, договаривалась с подрядчиками, надзирала за выполнением работ. А за строительством собора Всемилостивого Спаса она наблюдала с особым рвением и проводила много времени на стройке, несмотря на то что здоровье ее уже заметно пошатнулось. Поистине, собор стал главным делом ее жизни. Она заранее закупила для него всю богослужебную утварь, резной четырехъярусный иконостас с киотами прекрасной работы, а также подсвечники и паникадила.

Известно, что для постройки собора, парадных проезжих ворот, монастырской стены и других строений монастыря заказчиками был закуплен красный кирпич на подмосковном заводе Юдина. Все красные кирпичи, закупленные для строительства, имели на ложке или длинной грани кирпича клеймо завода Елены Ивановны Юдиной. Этот кирпичный завод находился, если говорить о современной локации, на развилке Дмитровского и Коровинского шоссе, то есть в районе площади Туманяна. Завод производил 1.500.000 штук кирпича в год на сумму 30.000 рублей. Работало на заводе 150 человек. Из этих кирпичей были построены почти все монастырские строения.

Клеймо завода Елены Ивановны Юдиной

После открытия Скорбященского монастыря храмостроительница, 50-летняя Акилина Смирнова, решила остаться жить под присмотром монахинь в новой обители в главном доме княжны Александры Голицыной, где проживали монахини и располагалась Филаретовская больница.

Долгое время после переезда в Москву Иван Ефимович проживал в доме Акилины Смирновой на улице Большая Якиманка, позже на улице Долгоруковской. Когда началось строительство главного соборного храма Скорбященского монастыря, он приобрел небольшой дом с участком на улице Новослободской, напротив строящегося здания. Весной 1893 года собор был уже построен, и предстояло заняться его внешней и внутренней отделкой. Однако до окончания работ храмоздательница не дожила. Она тихо скончалась по принятии Святых Христовых Тайн рано утром 22 апреля (5 мая) 1893 года.

Часовня монахини Рафаилы

Со смертью благотворительницы не прекратилась благотворительная деятельность. Согласно ее завещанию были сделаны вклады в Зачатьевский и Головинский монастыри, а что касается собора Всемилостивого Спаса, то о завершении его строительства душеприказчик покойной сергиевопосадский купец И.Е. Ефимов получил подробные указания, он же и руководил в дальнейшем работами.

Дом Акилины Смирновой на улице Большая Якиманка, где размещалась типография, после её смерти в 1893 г. достался Ивану Ефимовичу, который оформляет его на своего брата Сергея Ефимовича.

Он же построил на свои средства часовню над могилой монахини Рафаилы, ту самую, которую можно видеть и теперь у стен собора. Впоследствии И.Е. Ефимов сам много благотворил Скорбященской обители: на его средства были куплены колокола, возведена ограда вокруг монастыря и построен домовый храм Архангела Рафаила, небесного покровителя монахини Рафаилы. Выполняя волю покойной, И.Е.Ефимов пожертвовал от ее имени 10000 рублей больничной церкви Великомучениц Варвары и Анастасии в Троице-Сергиевой Лавре, с тем чтобы в ней был устроен престол во имя мученицы Акилины. А в соборе Всемилостивого Спаса тем временем продолжались отделочные работы внутри и снаружи, и в 1895 году он был торжественно освящен.

Интерьер собора Всемилостивого Спаса в начале XX в.

Свято-Смоленская Зосимова пустынь конца XIX — начала XX вв.

В конце 1890-х годов Иван Ефимович Ефимов вместе с наместником Троице-Сергиевой лавры архимандритом Павлом (Глебовым) участвует в возобновлении Смоленской Зосимовой пустыни, где финансирует строительство великолепного собора из красного кирпича в модном в то время русском стиле. Пустынь считалась одним из центров старчества того времени. В 1900 году в монастыре был освящён главный храм в честь Смоленской иконы Божией Матери.

В 1894 г. Иван Ефимович жертвует средства на только появившуюся в Рязанской губернии женскую обитель — Николо-Бавыкинский монастырь. На момент его открытия все его постройки были деревянные. Первые деревянные здания обители были выстроены на средства жены подпоручика Софьи Ханыковой и попечителем открытой здесь богадельни — сапожковским купцом Алексеем Шульгиным. Купец 2ой гильдии Иван Ефимович Ефимов при поддержке настоятельницы женского монастыря обращается к архитекторам и привозит чертежи и средства на строительство зданий монастыря. При его активном участии возводится главный трехпрестольный собор монастыря в честь святителя Николая Чудотворца, проезжая колокольня с шатром и часами, монастырская стена, по обе стороны от колокольни выстраиваются каменные корпуса с кельями и трапезным храмом в честь преподобных Сергия и Никона Радонежских. Внутри собора был сделан многоярусный иконостас и прекрасная роспись сводов. Таким образом, все здания Николо-Бавыкинского монастыря выстраиваются из красного кирпича в неорусском стиле. Недалеко от построенных каменных строений Николо-Бавыкинского монастыря располагались ранее построенные 15 деревянных жилых корпусов для проживания монахинь и послушниц, монастырское кладбище, и первая деревянная Тихвинская церковь.

Большой каменный собор (ныне разрушенный) Николо-Бавыкинского монастыря. Архивное фото начала XX века

Вид с воздуха на строения разрушенного женского
Николо-Бавыкинского монастыря 2020 г.

Здание монашеских келий и трапезного храма в честь преподобных Сергия и Никона Радонежских 2022 г

Варваринский сиротский дом, фотография 1900 г.

Известно, что Иван Ефимович состоял крупным жертвователем во многих благотворительных учреждениях. Во второй половине 1890-х гг. он становится экономом Варваринского приюта (Варваринского сиротского дома).

Создателем Варваринского сиротского дома на Шаболовке был московский мещанин Алексей Иванович Лобков. Он сделал удачную государственную карьеру, дослужившись до чина действительного статского советника, также был известен в Москве как крупный коллекционер древностей – старинных книг, рукописей, манускриптов, картин и икон. В начале ХХ века Варваринский сиротский дом Лобковых имел статус женского профессионального учебного заведения на 40 девочек, в которое принимались дети-сироты от 9 до 14 лет, независимо от сословной принадлежности. Имелись как платное отделение, так и казённое. Воспитанницы могли получить начальное образование, а также выучиться основам рукоделия и домашнего хозяйства. Приют находился под покровительством великой княгини Елизаветы Фёдоровны. По приюту Лобковых именовался и соседний переулок – первоначально он был Варваринским, позднее стал Сиротским (сегодня это улица Шухова).

В 1898 г. Иван Ефимович получает звание потомственного почетного гражданина за пожертвования на строительство московских и подмосковных монастырей, в том числе Скорбященского монастыря. В должности эконома Варваринского приюта он был до своей болезни, до 1907 г. В 1907 г. Иван Ефимович передает управление типографией своему племяннику и уходит с должности эконома Варваринского приюта. После он переезжает на дачу в село Ильинское Бронницкого уезда Московской губернии. С 1908 г. его племянник Иван Сергеевич Ефимов успешно руководит типографией.

Примеры изданий типографии после 1908 г.

Доходы с типографии позволили ему, как и его дяде, делать хорошие пожертвования на благотворительность. В 1911 г. Иван Сергеевич получает звание личного почетного гражданина. Ефимов Иван Сергеевич продолжил дело своего дяди, немного расширив тематику изданий. С началом войны 1914 г. связь с афонским монастырем прервалась и пришлось изменить деятельность. Вероятно, в связи с нехваткой денег для типографии образуется Торговый дом на вере «И. ЕФИМОВ, Н. ЖЕЛУДКОВА Ко». Он существует с 7 июля 1915 г. Его учредители: личный почетный гражданин Иван Сергеевич Ефимов и крестьянка Яранского уезда Вятской губернии деревни Второй-Марковой Надежда Николаевна Желудкова. Издание духовной литературы продолжается, но появляются также издания по педагогике, социальным вопросам, политике, кулинарии и другим. Деятельность типографии прекращается в конце 1917 г.

21 июля 1915 г. в 3 часа утра в селе Ильинское Бронницкого уезда Московской губернии от продолжительной болезни умирает потомственный почетный гражданин, известный в Москве благотворитель, меценат и храмостроитель Иван Ефимович Ефимов.

Гроб с его телом был привезен с дачи близ станции Быково, где скончался усопший, в его дом против Скорбященского монастыря, где протоиереями: И.Ф. Мансветовым, И. П. Сперанским, с многочисленным духовенством были совершены панихиды, в присутствии родных, знакомых и почитателей памяти усопшего.

Вынос тела в соборный храм Скорбященского монастыря к Литургии и отпеванию 24 июля, в 9 ½ часа утра. Погребение совершено в склепе сооруженной почившим Трехсвятительской церкви на монастырском кладбище.

Список источников и литературы

  1. https://stsl.ru/news/all/sergiev-posad-stranitsy-istorii-sergievskiy-posad-v-60-70-kh-godakh-xix-v

Текст создан кандидатом исторических наук (МГУ) Денисом Жеребятьевым благодаря поддержке фонда Президентских грантов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.