Лекторий

archive

Главная Category : Лекторий

  — Вы работали с Олегом Ефремовым…

— Ну, разумеется!… И с Людмилой Гурченко – в концертах, и с Евгением Евстигнеевым, и с Анастасией Вертинской… А Олег Николаевич даже дал мне право поставить в «Современнике» пьесу «Волемир» Фридриха Горенштейна (который был диссидентом, опубликовал в знаменитом антисоветском альманахе «Метрополь» роман «Ступени», про шахтеров, за что был в некоторой степени преследуем, а потому выступил сценаристом «Соляриса» Андрея Тарковского под вымышленной фамилией) и на главную роль я пригласил Андрея Мягкова, который, к сожалению, ушел к Пырьеву сниматься в «Братьев Карамазовых» — и тогда пришел Олег Даль.

— Блистательный Олег Даль!..

— Невероятно обаятельный, флегматичный, но совсем другой…непохожий на Мягкова…

— А каким был Ефремов?

— Он был рыцарь театра, безусловно. Жесткий, все время была ротация, как теперь говорят, жесточайший отбор в коллектив. В труппе всегда не более 38 человек.

— Говорят, Ефремов злоупотреблял алкоголем…

— По разным причинам люди пьют. В те годы это было очти нормой, хотя Ефремову это было противопоказано, так что врачи поражались, как он еще жив, печень была – решето. Хотя при всем при том утром он всегда был в театре, в рабочей форме – жесткий, злой, но всегда на репетеции и репетировал с полной отдачей.

— И даже получил в 70-м приглашение руководить МХАТом.

— Это Фурцева. Ей понравилась в «Современнике» трилогия «Декабристы»  — «Народовольцы» — «Большевики», поставленная к 100-летию Ленина, и она пришла на банкет после премьеры. Я предусмотрительно позвал Николая Сличенко (а мы с ним в те времена дружили семьями) с цыганами, хор запел «За дружеской беседою» в честь Екатерины Алексеевны, и она, подчинившись традиции, выпила несколько рюмок, что пришлось ей по вкусу- таким образом цыгане смягчили все прежние конфликты и недоразумения, что были между Фурцевой и Ефремовыме. Вскоре он стал главрежем Художественного. Но любил он всю жизнь Нину Дорошину. А МХАТ хотел вернуть тот – Станиславского и Немировича-Данченко. А времена-то уже были другие. Не вернул. Это было просто уже невозможно.

— А как отнесcя к его уходу «Cовременник»?

— Как к предательству. 17 человек в знак протеста ушли из современника, но лучших он перетащил

— А реакция Художественного?

— «Старики» стали уходить, один за другим

— В другие театры?..

— Уходить из жизни, увы… Но они успели доказать Ефремову, что МХАТ – это не цех для сталеваров и не комната для парткома, что эстетика Художественного – иная.

— Да, МХАТ был театром подлинных денди – Павел Масальский, Антолий Кторов…

— …Владлен Давыдов — какой он был в роли императора в «Амадее» Питера Шеффера – настоящий аристократ! И, вы знаете, даже более красивый — по-мужски – чем Грегори Пек.

— А сегодня красота как-то вообще осталась в прошлом – дивы, некогда блиставшие на подмостках, в кино…

— Инна Макарова, Лариса Юдина…Элина Быстрицкая была очень красива, но холодна, для Аксиньи в «Тихом Доне» все же нужна особая манкость, особенная привлекательность. Как у Татьяны Пилецкой…

— Знаменитые «Разные судьбы»…

— …Да, ее Таня Огнева – и внешность, и чувственность, и та самая манкость — все было. И —  женственность!

— Кстати, Татьяна Пилецкая и по сей день на сцене — в «Балтийском доме» в Санкт-Петербурге играет Мамуре в одноименной пьесе Жана Сармана. Когда-то в этой роли блистала Елена Николаевна Гоголева на сцене Малого.

— А я вот как-то не понимал ее величия…

— А с кем вы дружили?

— С Женей Евстигнеевым, который был таким частым гостем у меня дома. Однажды мы поспорили с ним на коньяк, что Ефремов, для которого Женя был лучший друг и любимый артист, никогда не выгонит Евстигнеева из МХАТа. Это случилось после того, как Евстигнеев отказался быть в худсовете МХАТа и попросил сократить количество спектаклй с его участием, в связи со здоровьем. Тогда Ефремов отправил его на пенсию. А потом позвал назад — он не мог без Жени. Просто не мог. А Женя потребовал в итоге себе машину, в театр и из театра, и всякие другие преференции. И ушел за штат, где еще и больше платили. Потом также сделал Иннокентий Смоктуновский.

А еще дружил я с Геной Поповым, который был в те годы очень популярным акробатом, объездившим весь мир, и который делал стойку на одной руке на последней площадке Эйфелевой башни. А когда его, вместе с Роланом Быковым и Павлом Кадочниковым прогнали вначале из ресторана ВТО, а потом из ресторана «Шереметьево» (где они кутили ночью, ибо в Москве было все закрыто), то вся компания улетела «приходить в себя» в пивной ресторан «Аквариум» в…Хабаровск. А обратным рейсом все тут же вернулись в Дом актера. Не прошло и суток!.. В 46 лет Геша на одних руках спусткался с 9-го этажа на 1-ый. И на парадах-алле делал круг тоже всегда первый, с двухпудовой гирей на вытянутой руке… А погиб, когда делал стойку на одной из столичных высоток.
Да, были времена… Правда, без всех этих нынешних «королей юмора», с их беспробудно-беспросветной пошлостью, без всех этих «примадонн» и « императриц эстрады»…да, ведь, и все видят, что «король-то голый»…умному, как говорили древние латиняне, достаточно… А мы с вами будем сеять то самое «разумное, доброе, вечное», о котором писал еще 150 лет тому назад Николай Алексеевич Некрасов.
— И пел еще совсем не так давно Иван Семенович Козловский.
— И как пел!..

Алексей Шейнин, народный артист России: «Мы выступали с Юрой вместе в концертах по всей стране и играли вместе в Театре Ермоловой. Он — артист высочайщшего класса и человек такой же. А какое у него чувство вкуса! И блистательная школа – он может быть и серьзным и смешным. И с ним – удобно, просто удобно. Он – идеальный партнер – и на сцене и в жизни, умеющий как-то по-доброму разрешать конфликты»

 Алексей Яковлев, артист, режиссер:«От Юрия Дмитриевича я очень многому научился. Когда я только пришел в труппу Ермоловского,, в 83-м, он всячески ром поддерживал меня. И потом я всегда чувствовал его поддержку. Во всем. Мы вместе занимались и бизнесом, и всякое дело Юрий Дмитриевич всегда доводил до конца. Поразительная ответственность! Надеюсь, что могу назвать его своим старшим другом».

Подробнее →

 ЮРИЙ КОМАРОВ: «Я ВЫШЕЛ ИЗ РАЗНЫХ ШИНЕЛЕЙ»

В Международный День театра, который в этомгоду отмечается в 60-й раз, один из старейших мэтров московской сцены и прихожанин храма Всемилостивого Спаса Юрий Дмитриевич Комаров дал интервью нашему сайту. Поговорили не только по «ведомству Мельпомены»…

— Еcть ли что-то, объединяющее церковь и театр?

— Конечно! Может быть, вы удивитесь, но это – вера. В Церкви – в Бога, в театре – в предлагаемые обстоятельства. Часто говорят, что  «театр – это храм человеческого духа»…я бы сказал, что театр – это лаборатория, изучающая движения человеческой души, проявления характера человека, изучение его личности, ситуаций и положений, в которых оказываются люди. Наша вера в Бога – о, да! – всегда неизменна! Театр – меняется. Но как! Прекрасно сказал знаменитый английский драматург Дж. Б. Пристли:»Театр периодически умирает, но обязательно возрождается в новом, более высоком качестве».

—  Вы видите это возрождение и cегодня?

— Да, увы, перемены в нашей стране далеко не лучшим образом коснулись жизни искусства вообще, и театр не стал тут исключением. Но, ведь, пену-то смоет, а высокие функции искусства останутся. И очень важно, что зритель сегодня хочет идти в театр, его не смущает даже огромная цена на билеты. Да, театр нынче по преимущеcтву режиccерcкий, и это никак не способствует росту новых актерских личностей (порой артист и вовсе используется, как некий подсобный материал), да, зачастую перед нами совершенно ужасная сценография, напоминающая безумиет «палаты номер шесть», да, то и дело смакуются человеческие пороки, но – завет Джона Бойтона Пристли никто не отменял!

— Вы начинали совсем в другую эпоху, когда на подмостках блистали великие мастера…

— Это так. Игравшие еще в позапрошлом веке! И стоило только Александре Александровне Яблочкиной лишь выйти на сцену, как она тотчас же очаровывала зал — от нее исходило такое добродушие, такое благообразие и обаяние…

— Говорят, что, выходя из театра, уже в 50-е, она – «по старинке» —  звала извозчика, доехать домой…

— Еще и городового… С Яблочкиной связано очень много баек. «Коммунизм – это когда у каждого человека будет своя машина, квартира, дача – ну, словом, все, как при царе!» А на приеме в честь Гагарина Яблочкина назвала его «корнетом»…

— Вы, ведь, тоже вышли из «шинели Малого»?

— Я бы сказал, что у меня было сразу несколько «шинелей»… Вначале костюмы Эррола Флинна (звезда Голливуда 30-х годов – А.Ш.), из его «трофейных» фильмов, которые мне страшно нравились в детстве. Но это так, шутя…А потом я увидел «Страницы жизни» Виктора Розова — и вот тут уже всерьез захотел стать актером. Хотя, посмотрев до того «На всякого мудреца довольно простоты» с Михаилом Царевым (который всегда был на котурнах) в главной роли, я ну никак вдохновлен не был.  Что же касается меня в в Малом — я играл там лишь в массовке, будучи студентом Щепкинского. Это было очень тяжело, потому что домой приезжал к полуночи, а на другой день снова учиться.

— Кто был вашим педагогом?

— Константин Александрович Зубов, который обладал совершенно уникальной органикой, и к нам —  студентам — относился чрезвычайно внимательно. Как и Вера Николаевна Пашенная. У нее учились и Юрий Соломин, и Роман Филиппов… Она была, как и Зубов, и актрисой абсолютно убедительной на подмостках, и личностью очень яркой, и заботилась о каждом своем студенте – у этих маститых педагогов не было безразличия, которого так много сегодня. А какой была Варвара Дмитриевна Турчанинова – подлинная аристократка, воплощение традиций Малого театра, а Вера Николаевна Рыжова…

— Говорили, что она, проезжая мимо МХАТа, всегда отворачивалась — не признавала, мол,  соперников…

— Да, может, у нее просто болел живот!.. Соперничество — соперничеством, но некоторые играли и в Малом и во МХАТе…

— Смоктуновский, например…

— Да.

— Но только на сцену Малого выходил столетний артист.

— Это правда. Николай Алекандрович Анненков. Сыграл – и спустя две недели умер.

— Я слышал, что ему было даже 105 на самом деле…

—  Очень может быть, что он утаил несколько лет — чтобы понравиться Анне, в которую до того был влюблен, что взял псевдоним в ее честь.

— А женился на Татьяне (Татьяна Якушенко – любимая ученица Станиславского – А.Ш.) .

— Ну такое случается вообще-то в жизни.

— В Малом играли и знаменитые по киноролям некогда мейерхольдовцы Ильинский и Жаров

— Игорь Ильинский был настоящий театральный мастер, я помню его в «Селе Степанчикове», где не было никакого мейерхольдовского трюкачества – блистательно играл. А Михаил Жаров – что Жиган в «Путевке в жизнь», что Анискин – везде одни краски, лишь телодвижения разные.

— Вы начинали в Детском театре…

— Да,.меня интересовал живой пульс современного театра, и я пошел к Анатолию Эфросу, который в ту пору руководил Детским. А уже позже из Детского перешел к Олегу Ефремову в «Современник». С него всерьез началось возрождение столичной театральной жизни, ибо 50-е были эпохой безвременья, когда театр почти умер, и порой на спектаклях были заняты лишь первые три ряда — зритель в театр не шел. Ну а в «Современник»  валом повалил. Какой же это был успех! А еше спустя несколько лет —  Всеволод Якут в роли Пушкина в Ермоловском — попасть было абсолютно невозможно.

— А вы попали – да еще и прямо в труппу!..

— Это было уже позднее, уже после »Современника», в 70-м. Тогда только что из Ермоловского ушел Георгий Вицин, а одновременно со мной в театр пришел молодой Алеша Шейнин (приехавший в Москву с берегов Невы), с которым мы подружились на всю жизнь. Какая была труппа! Всеволод Якут, Иван Соловьев (с которым мне довелось играть в инсценировке романа «Вся королевская рать» Уоррена), Евгения Уралова, породистая дворянка Эда Урусова… А сколько вечеров за рюмкой чая мужской компанией мы провели вместе! В Доме композиторов, в ресторане ВТО, иногда в «Национале»… А еще приезжал из Ленинграда Георгий Александрович Товстоногов —  в моей жизни, пожалуй, главное явление, колоссальная фигура,  равной которой просто не было. Он приезжал ко мне домой – я жил тогда на Стромынке – всегда со своей верной свитой – Всеволод Стржельчик, Сергей Юрский, Павел Луспекаев и Ефим Копелян. Товстоногов и меня приглашал к себе, в труппу БДТ, но надо было переезжать в Ленинград.

— Разве нельзя было быть и здесь и там одновременно?

— Нет, тогда это было еще невозможно.

— Да, судьба и время одарили вас замечательными спутниками и собсеседниками…

—  Я рассказал далеко не обо всех, тем более что говорить надо не только о прошлом, но и о нынешнем, в котором тоже есть прекрасные молодые, как, например, Евгений Южин, тенор из Ленинграда. Мы сейчас готовим его гастроли в США, но прежде – этого никак не стоит исключать — Женя споет с хором храма Всемилостивого Спаса уже на Пасху. А мы с вами продолжим уже завтра.  С Воскресным днем Вас и с Днем театра!

Справка: Юрий Дмитриевич Комаров – известный артист театра, кино и телевидения, режиссер и продюсер, педагог. Женат. Всю жизнь живет в Москве.

Подробнее →

Дорогие друзья,

В этом году исполняется 130 лет со дня основания Скорбященского монастыря. В честь этого события мы начинаем еженедельный цикл лекций «Легенды и лица Скорбященской обители».

Очередная лекция-экскурсия состоится в воскресенье 4 октября в 13-00, ее проведет краевед Александр Шундрин. Место встречи – вход в парк Новослободский с Новослободской улицы.

С этими местами связаны имена Василия Блаженного и княгини Елизаветы Федоровны, Марины Цветаевой и Федора Шаляпина; на монастырском кладбище были погребены великий клоун Анатолий Дуров и философ Николай Федоров; над созиданием обители трудилось не одно поколение Голицыных, а при монастыре действовал первый в России Женский богословский институт.

Вы не только услышите об истории обители и увидите, как она выглядела в прошлом, но и побываете в восстанавливаемом соборе Всемилостивого Спаса, на местах захоронений адвоката Федора Плевако, богатейшего человека России миллионера Николая Второва, окажетесь очевидцами живой истории нашего Отечества.

Подробнее →

послесловие

ПУТЕШЕСТВИЯ  ИЗ  ПЕТЕРБУРГА  В  МОСКВУ — И ОБРАТНО…

В храме Всемилостивого Спаса прошла встреча с одним из самых известных мастеров театра, кино и телевидения, народным артистом России Алексеем Шейниным. После беседы с публикой Алексей Игоревич – петербуржец, полвека живущий в Москве, а иногда еще в Париже — дал интервью нашему сайту.

Из колыбели – на вулкан

— Москва или Петербург?!

— И Москва, и Петербург. В северной столице я родился, туда я неизменно приезжаю домой – всегда домой! – потому что только там я неизменно на родине, и ностальгия по этому городу не покидает меня никогда. По городу, на брегах которого я некогда из хулигана стал человеком. Но Москва – город бОльших возможностей, здесь легче найти работу, ее здесь больше и здесь больше интересных людей. И по ней я тоже тоскую — когда бываю в Париже. Москва – это вулкан, в котором кипит и бурлит жизнь, а Петербург –… это колыбель…  Моя колыбель, а не только революции… И потому всегда хочется вернуться домой.

У птицы есть гнездо, у зверя есть нора.
Как горько было сердцу молодому,
Когда я уходил с отцовского двора,
Сказать прости родному дому!

У зверя есть нора, у птицы есть гнездо.
Как бьется сердце, горестно и громко,
Когда вхожу, крестясь, в чужой, наемный дом
С своей уж ветхою котомкой!

Nomina sunt odiosa? Имена –прекрасны!

— Бунинские строфы – ваши любимые стихи?

— Не только эти… Пушкин, Пастернак, Рубцов, лирика Маяковского, Гумилев и Бунин, конечно, тоже. И еще – Наум Коржавин…

Мне без тебя так трудно жить,
А ты — ты дразнишь и тревожишь.
Ты мне не можешь заменить
Весь мир… А кажется, что можешь.
Есть в мире у меня свое:
Дела, успехи и напасти.
Мне лишь тебя недостает
Для полного людского счастья.
Мне без тебя так трудно жить:
Все — неуютно, все — тревожит…
Ты мир не можешь заменить.
Но ведь и он тебя — не может.

— А любимое имя?

— Александр – если это Александр Третий, Андрей – если Первозванный, Алексий, если святитель Московский, в честь которого назван и я… Имя связано с личностью. В этом все дело.

— Кто был самой яркой личностью, которую вы встретили в искусстве?

— Николай Гриценко. Но были и прекрасные мастера в Театре Ермоловой, где я играю последние полвека. Скажем, Всеволод Якут, с которым я даже выходил на сцену — например, в «Бале воров»…

 

В отсутствии шуршания страниц

— Легендарный спектакль, помню его афиши…

— Его давно уж нет…

— А как вообще сегодня с культурой? Искусcтво вcе еще живо?

— Беда в том, что вместо перелистывания страниц живой книги, ее теперь читают в интернете. Но там не слышно шуршания страниц.

— Но, слава Богу, театр все же жив…

-… и я даже играю — в «Кошке на раскаленной крыше» Т. Уильямса и в «Дачниках». М. Горького. Абсолютно горького!..

— Любите сладкое?

— Люблю грибной суп. Только, чтобы грибы были лесные. Люблю борщ, что готовил мой папа, и холодный свекольник… Не люблю модный гаспачо, потому что это просто овощной сок и йогурт. Люблю водку и иногда виски. И всегда — лето!

PS.

— А как вам наша публика?

— Ее было мало, жаль. Но разговор вышел честным, искренним и острым – это было приятно.

— Спасибо! А если бы мы еще знали про грибной суп!.. Но мы ждем вас снова!

— Благодарю вас, друзья!

Беседовал Александр Шундрин.

 

Алексей Игоревич Шейнин родился 18-го декабря 1947-г года в Ленинграде. Закончил ЛГИТМИК. Играл в Театре комедии. После переезда в Москву выступал в Театре им. М. Н. Ермоловой и в Театре Моссовета. На счету мастера около ста ролей в театре, кино и на телевидении. Он воспитал десятки учеников. Народный артист РФ А. И Шейнин женат. Имеет сына.

 

 

Подробнее →

Warning: sizeof(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /var/www/u0954467/data/www/всемспас.рф/wp-content/plugins/wp-mystat/lib/mystat.class.php on line 1252