vsemspas

archive

Главная

Я Людмила Крауклис. Родилась в 1959 г. Москвичка. Фамилия у меня от дедушки, он был латыш. Крауклис по-латышски – это ворон. А муж у меня Воронов. Поэтому фамилию менять не стала: я ведь все равно тоже Воронова, только по-латышски! А бабушка у меня крымчанка и наполовину полька. А другие дедушка и бабушка, со стороны мамы, — северяне. Дедушка из Вятской губернии, бабушка – из Вологодской. Их я не знала, они умерли Люеще до моего рождения. На севере имена давали по святцам, как было положено, и у меня дедушка – Азария, прадедушка – Аполлос, прабабушка – Рахиль. На панихидах я всегда знаю, когда мою записку читают: таких имен больше ни у кого нет! Так вот во мне все намешано: юг, север, Латвия, Польша… И это здорово, мне нравится!

По образованию я филолог. Окончила филологический факультет МГУ, преподавала французский язык на том же факультете. Теперь я на пенсии, помогаю воспитывать внучку. Можно сказать, профессиональная бабушка! А свои филологические навыки стараюсь использовать на благо прихода: редактирую разные тексты, пишу заметки для приходского сайта и будущего виртуального музея.

В храм Всемилостивого Спаса меня привели две моих прабабушки: Вера Александровна Гриневская и Рахиль Николаевна Пантелеева. Привели, хотя я никогда их не видела: они обе умерли задолго до моего рождения. Но они были похоронены на кладбище Скорбященского монастыря, и, когда кладбище разоряли, родственники не стали их перезахоранивать. Так и остался теперешний парк Новослободский местом их последнего упокоения. Пришла я ко Всемилостивому Спасу не сразу. Я крестилась в 2007 г. в храме Святителя Николая на Трех горах у отца Андрея Лоргуса. И именно там, под руководством отца Андрея, которому я горячо благодарна, делала свои первые шаги в Церкви. Первое причастие, первая исповедь, первый Великий пост и первый годовой церковный круг… Столько всего важного произошло во мне за это короткое, казалось бы, время! Это не забывается! Ходила я и в другие храмы. Но все меня тянуло туда, где был Скорбященский монастырь, где лежат мои прабабушки… Как-то пришла на исповедь к отцу Александру. Поразило, какой он был внимательный и сосредоточенный, точно весь погруженный в совершающееся таинство. Пришла еще раз. Потом стала ходить регулярно. И, наконец, поняла, что здесь – мой дом, моя духовная семья. Вот уже скоро двенадцать лет, как я сюда хожу. Мне нравятся наши батюшки, нравится наш дружный приход и то, что здесь для каждого найдется дело. Нравятся наши совместные трапезы и приходские праздники: какая же семья без общего застолья! И я бесконечно благодарна Богу за то, что Он даровал мне все это! И, конечно же, благодарна нашему приходу, который так сразу и безоговорочно принял меня в свое лоно, и особенно отцу Александру!

Когда меня спрашивают, как я пришла к вере, я всегда отвечаю: «Да вот просто шла-шла… и пришла». И это действительно так. Господь вел, а я шла. Когда добровольно, когда с опаской, когда сопротивляясь… Долго шла. И слава Богу, что дошла все-таки! Я росла в семье не то чтобы совсем атеистической, но воцерковленных людей среди моих родных не было. Даже дедушка и бабушка, родившиеся еще в 19 веке и, конечно же, крещеные (дедушка как лютеранин, бабушка как православная), на службы никогда не ходили, и папу бабушка крестила просто «на всякий случай», как она говорила, а мы с сестрой и мама были и вовсе некрещеные, и Церковь мне в детстве представлялась как нечто запретное, таинственное, одновременно притягательное и пугающее. Очень хотелось заглянуть в какой-нибудь храм и посмотреть – а что там? А как это – церковь? И боязно было. Мне почему-то казалось, что как только я войду, все ко мне сразу обернутся и непременно скажут: «А ты что здесь делаешь, некрещеная?» Так и не решалась… А еще у нас дома в семейном альбоме была фотография священника. В рясе и с крестом на груди. Мама про него говорила: «Это дядя Саша, брат моей мамы». Священник… Человек из другого мира, из того самого загадочного и непонятного мира Церкви, и сам весь тоже загадочный и непонятный, не такой, как все… Еще мама говорила, что он служил где-то на Аляске и что после революции связь с ним оборвалась. Так я и считала, что мамин дядя, который был священником, уехал еще до революции в Америку и там и умер. И только не так давно от своей тети, маминой сестры, я с удивлением узнала, что, оказывается, «дядя Саша» после смерти своей жены принял монашество и стал епископом, сначала Сан-Францисским, потом Аляскинским и Алеутским, в юрисдикции Северо-Американской митрополии, а после войны перешел в Русскую Православную Церковь, вернулся на родину и стал архиепископом Омским и Тюменским. Скончался в 1948 году. Владыка Алексий (Пантелеев). Может, это он за меня молился – ТАМ! — чтобы я пришла к вере?

А поначалу никакой веры не было. Просто очень робкое любопытство. И только уже будучи подростком я наконец стала задаваться вопросом: а верить в Бога – это хорошо или плохо? И Бог – Он вообще есть или Его нет? Ответа пока не было, но хотелось, чтобы он был положительным, и этому немало способствовало знакомство с русской литературой, ведь она вся пронизана христианством! В 16 лет прочитала Евангелие от Матфея. Читала в тайной надежде, что вот прочту — и поверю! Помнится, серьезно споткнулась два раза: непонятно было, зачем подставлять вторую щеку и про Конец Света и Страшный Суд показалось уж слишком сурово. Но в целом очень сильно отозвалось в душе, я убедилась, что ничего прекраснее Евангельской истории нет и быть не может, и так захотелось признать, что все это правда, так захотелось поверить… и не поверилось. Может быть, как это ни странно, именно потому, что это было бы слишком хорошо… Короче, я разочаровалась и даже не стала читать остальные три Евангелия. И вопрос опять остался открытым, а церковные двери представлялись мне по-прежнему недоступными. И вообще мне подумалось, что христианство – это, может быть, очень хорошо, но это не для меня. Это я так решила. Но Господь, видимо, считал иначе, и если я от Него отвернулась, то Он-то от меня не отворачивался!

И вот спустя год или два я поехала с мамой на экскурсию во Владимир. Это было на 8 марта, то есть шел уже или Великий пост или какие-то подготовительные недели к нему, но я, конечно, в таких тонкостях тогда не разбиралась. Наша гостиница была в центре города. Вечером мы вышли погулять. Дошли до собора. Там был открыт придел, шла служба, и мы зашли. Народу было мало, богослужение подходило к концу, мы с мамой встали в сторонке. Потом служба закончилась, прихожане зашевелились, все подошли к амвону. И тут батюшка сказал: «Вот многие сейчас в Бога не верят, считают, что в храм ходить не нужно. Но мы с вами верим и поэтому должны соблюдать все, что предписывает нам Церковь», — и дальше стал давать наставления, что и как соблюдать. Это я уже не слушала. Но первые его слова почему-то буквально запали мне в душу. Я потом много думала, что же такое было в этих словах, что они так на меня подействовали? Ведь ничего же особенного батюшка не сказал: ну да, одни не верят, а другие верят… Ну и что? И только много времени спустя поняла: важно было не ЧТО сказал, а КАК сказал. Батюшка говорил про неверующих совершенно спокойно, без малейшего осуждения, только сожаление слышалось в его голосе. Может, и сказал-то, потому что увидел нас с мамой, «захожан»… «А мы с вами верим» — прозвучало так уверенно, так непоколебимо твердо и с такой внутренней радостью, что в сердце снова шевельнулась надежда: а может, все-таки вера – это настоящее? Мне словно сказали: «Смотри, мы – верующие. Мы верим. И нам от этого хорошо. Мы тебя не осуждаем, не принуждаем. Но если хочешь – иди с нами!» И я до сих пор благодарна этому неведомому батюшке, которого, возможно, уже и в живых нет, но который мне ясно показал, что двери открыты для всех, в том числе и для меня. И, конечно же, благодарна Богу, который устроил мне эту случайную, казалось бы, встречу.

Нет, я не побежала тотчас креститься. Впереди был еще длинный-длинный путь, полный и сомнений, и разочарований. Но начался он именно там, в древнем соборе древнего города Владимира. Не могу сказать, в какой именно момент я перешла от сомнений к вере: все происходило как-то очень постепенно. И ушло на это не просто несколько лет, а несколько десятилетий. А последний решительный шаг, то есть прийти в храм и принять крещение, сделать было труднее всего. Я ведь понимала, что это не просто так — обряд пройти, надо будет жизнь менять! Я к тому времени уже и на службы иногда ходила, и посты соблюдала, и с кое-какой церковной литературой познакомилась, а все равно было боязно. И тогда Господь послал мне маленькое чудо. Совсем маленькое. Но его значение для меня оказалось огромным!.

Дело было так. В Пасхальную ночь мы обычно ходили с мужем и дочерью в ближайшую церковь. На Литургию не оставались, но в Крестном ходе участвовали. А в 2006 году муж перед самой Пасхой уехал в командировку и должен был приехать только в Светлое воскресенье вечером. И просил нас с дочерью без него на Крестный ход не ходить, а то он будет волноваться, как мы пойдем одни ночью обратно. Я расстроилась, но решила, что мы сходим тогда в воскресенье на вечернюю службу: верующая подруга говорила, что там очень красиво поют какие-то «Чудеса», а я ни разу не слышала. Только нам надо было встречать мужа на Павелецком вокзале, и я боялась, что, если мы пойдем в церковь рядом с домом, то опоздаем. А я знала, что прямо у вокзала есть церковь Флора и Лавра, и решила, что мы пойдем туда. Приехали к пяти часам, даже заранее. А там служат в шесть! Это нам уже поздно. Вот незадача! Но ничего, в центре церквей много. Мы пошли по Новокузнецкой улице и стали заходить во все окрестные храмы. И всюду служба в шесть! Дошли почти до самого метро «Новокузнецкая». Я совсем приуныла, тем более что было уже почти половина шестого, и даже если где-то и служат в пять, то мы, конечно же, опоздали и никаких «Чудес» не услышим. И тут я вижу еще какие-то купола. Как выяснилось потом, это была церковь Климента, папы Римского. Она была на ремонте, вся в лесах, но мы увидели, что люди заходят в боковой придел. Подошли. И оказалось, что там, к моему удивлению, служат не в 5 и не в 6, а в 17.30, и служба вот-вот начнется! Вот уж действительно чудеса! Мы зашли. Придел маленький, уютный. Народу немного, все друг друга знают, все здороваются, христосуются, поздравляют, расспрашивают про детей, про общих знакомых… Такая теплая домашняя обстановка. А певчих всего трое, но каких! С прямо-таки божественными голосами! И пели они так слаженно, так вдохновенно! В общем, слушали мы с дочерью всю службу на одном дыхании, и мужа встретить как раз вовремя успели. И в душе у меня была такая горячая благодарность, что я тут же дала слово, что на следующую Пасху я буду уже крещеная. А слово, разумеется, надо держать. Вот так я, наконец, и крестилась 31 марта 2007 года, в Лазареву субботу. Слава Богу за всё!

А напоследок хочу пожелать нам всем: будем любить! Любить Бога, наших близких, наших батюшек, друг друга и наш приход. И тогда все у нас получится! А еще – будем почаще улыбаться. Особенно если видим кого-то впервые в нашем храме. Может быть, человек только-только переступил церковный порог и чувствует себя неуверенно и одиноко. Не спешите с советами и наставлениями! Просто улыбнитесь!

Подробнее →

Меня зовут Татьяна Алёшина.
Как оказалась в Церкви и конкретно в приходе храма Всемилостивого Спаса — на самом деле это удивительная история. Росла я в самой обычной, не верующей московской семье и не планировала ничего такого. Папа по образованию — юрист, мама — экономист. Помню, у нас дома в коридоре на стене висело Распятие Христа. Не знаю, как Оно там оказалось и почему попало туда. Видимо, подсознательно у родителей существовало уважение к святыне, не класть же в шкаф и заваливать хламом.
Моя жизнь после школы складывалась совсем необычно, как бы по спланированному сценарию извне. А я, можно сказать, «плыла по течению». В 1994 году я закончили 11 классов средней общеобразовательной школы с углубленным изучением английского языка. Поступала в педагогический ВУЗ на лингвистику. Не сложилось. Пошла за подружкой в училище на флориста-дизайнера. Отучилась год и поступала снова в ВУЗ. Отец считал, что нужно обязательно получать высшее образование. Тогда мы подобрали несколько ВУЗов, среди которых отца внезапно заинтересовал Российский Православный Университет ап. Иоанна Богослова. (РПУ)
В течение года, пока я училась в училище, по вечерам ходила на подготовительные курсы, готовилась поступать в университет рядом с домом. Но так сложилось, что я получила первое высшее образование в РПУ, познакомилась со многими интересными людьми, в том числе с о. Александром Ильяшенко. Накануне вступительных экзаменов в РПУ мне нужно было креститься — условие для поступления. Отец Михаил (Райчинец) окрестил меня в Богоявленском Елоховском соборе в присутствии моей школьной подруги.
Итак, я поступила на юридический факультет и примерно через год перешла изучать экологию. Это казалось новым, перспективным направлением. Принимала активное участие в студенческой жизни, работала в библиотеке Университета. Мне здорово повезло — мы в студенческой компании много путешествовали, ездили по святым местам, побывали в разных городах, много с кем общались. В 90-ые я познакомилась с католиками и англиканами, кто реализовывал социальные проекты в Москве. Меня тогда взяли в команду в два благотворительных социальных проекта.
Будучи студенткой, я стала посещать первые богослужения в Высоко-Петровском монастыре. Читала разную православную литературу, интересовалась церковной историей и жизнью. Стала ходить на исповедь. Я принимала Таинства естественным образом, без эмоционального надрыва и магического толкования. Во время богослужения — ощущение другого измерения, присутствие Святого Духа. Церковь стала родным, теплым, важным местом в жизни.
В руинах, оставшихся от бывшего Скорбященского монастыря, я оказалась в 1999 году. Тогда о. Александра Ильяшенко поставили здесь настоятелем. Вспомнила свое увлечение вокалом в школьные годы и стала петь на клиросе домового храма, организованном в трапезном корпусе Скорбященского монастыря и со временем немного регентовала. А полученные после школы знания флориста, удалось реализовывать при украшении храма на двунадесятые праздники.
Хочу сказать, приход за 20 лет менялся. Какие-то люди ушли, кто-то появился, а кого-то уже нет на этом свете. Мне кажется, это совершенно нормально. За все эти годы я многое получила в Церкви. Это уникальный опыт переживания, осмысления, общения, чувства близости Бога. Это отдельная и большая тема.
Я благодарна, что моя жизнь сложилась именно так. Это и есть чудо!

Подробнее →

 

Крещение – это таинство, в котором «верующий при троекратном погружении в воду с призыванием Бога (Отца и Сына и Святого Духа) умирает для жизни плотской, греховной и возрождается Святым Духом в жизнь духовную, святую»1.

Крещение – первое таинство, которое верующий в Господа Иисуса Христа воспринимает в своей духовной жизни. В нем христианин освобождается от унаследованной греховности (первородного греха), избавляется от рабства дьяволу, от личных грехов и возрождается в жизнь духовную и святую2.

Это таинство восполняет ущербность человеческой природы, которая выражается в неполноте телесного рождения человека (человек рождаясь физически не рождается духовно) и делает его способным воспринимать благодать Божию и преображаться под ее воздействием3.

Крещение безусловно необходимо для спасения человека, о чем прямо сказал Христос: Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть Дух (Евангелие от Иоанна, гл. 3, 5–6).

Через Крещение человек соединяется со Христом и становится живым членом Его Церкви. Это таинство совершается один раз в жизни и навсегда, что выражено в словах христианского Символа Веры: исповедаю едино Крещение во оставление грехов.

 

Подготовка к Крещению взрослых

(историческая справка)

По мере распространения христианской веры желающих принять святое Крещение и войти в церковную семью становилось все больше. Среди людей, желавших стать последователями Христовыми, было много язычников — тех, кто не имел правильных понятий о Боге и Его Промысле.

Очень часто такие люди, приходя в христианство, привносили с собой остатки языческих верований. Этот факт напрямую сказывался как на их собственной духовной жизни, так и на жизни церковной общины. Ведь если человек искаженно судит о Боге, то, по сути, он остается дезориентированным, в духовной жизни.

В связи с этим в Церкви с первых веков была установлена практика оглашения, в рамках которой людей научали Богооткровенным истинам христианской веры. В среднем период оглашения занимал около года, но мог продолжаться и дольше4. Это время было необходимо для того, чтобы человек свободно и сознательно мог принять твердое и взвешенное решение, и только затем вступить на путь следования за Христом.

До Крещения оглашенный испытывал себя, живя жизнью церковной общины, учился молиться, соблюдать положенные посты, бороться со своими греховными навыками и приобретать добродетели. Однако полноценно участвовать в богослужениях Церкви он еще не мог.

Как правило оглашенных крестили в Великую Субботу, накануне праздника Святой Пасхи. Новый христианин входил в церковную общину и уже со всеми вместе мог участвовать в богослужебной жизни Церкви5.

Как тогда, так и сегодня во многих храмах поддерживают эту духовно-правильную практику подготовки к таинству Крещения.

 

Крещение младенцев

Православная Церковь, веруя в необходимость Крещения для всех людей, как единственного пути в Царство Божие, учит, что это таинство «нужно и младенцам, ибо и они подлежат первородному греху и без Крещения не могут получить отпущения сего греха»6.

На способность малышей принимать и усваивать благодать Святого Духа указывал Христос, говоря своим ученикам: Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное (Евангелие от Матфея, гл. 19, 14). В Священном Писании сообщается, что Господь исполнял некоторых младенцев Святым Духом еще от чрева матери (Книга пророка Иеремии, гл. 1, 5; Евангелие от Луки, гл. 1, 15, 41).

Святые Апостолы также крестили целые семейства, в которых, вероятно, были не только взрослые, но и дети (напр., «дом Лидии» — Книга деяний святых апостолов, гл. 16. 4–15; «дом Стефанов» — Первое послание к Коринфянам, гл. 1, 16; «весь дом» некоего стража — Деян., гл. 16, 30–39).

Практика Крещения младенцев засвидетельствована древними отцами Церкви и христианскими писателями. Так, например, святитель Григорий Богослов (святой IV века) пишет: «У тебя есть младенец? Не давай времени усиливаться повреждению»7 (имеется в виду греховное состояние, которое новорожденный наследует от своих родителей).

Крещение младенцев в Православной Церкви совершается по вере как кровных, так и крестных родителей. Поэтому необходимо, чтобы и те, и другие являлись людьми церковными, правильно (право-славно) исповедующими Христа. Ведь им предстоит передать живой опыт веры в Бога своим детям, воспитывая из них людей, достойных называться христианами.


1 Филарет (Дроздов), свт. Пространный христианский катехизис Православной Кафолической Церкви. – М.: Издательство Сибирская Благозвонница, 2013. – С. 76-77.

2 Вадим Леонов, прот. Основы православной антропологии: Учебное пособие. – М:. Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2013. – С. 380.

3 См. там же.

4 См. Крещение // Православная энциклопедия // URL: https://www.pravenc.ru/text/2459045.html#part_19 ( дата обращения: 26.10.2020).

5 См. там же.

6 Догматическое послание Патриархов Восточно-Кафолической Церкви о Православной вере. Некоторые вопросы и ответы на оные (1723 г.). // URL: https://azbyka.ru/otechnik/bogoslovie/poslanie-patriarhov-vostochno-kafolicheskoj-tserkvi-o-pravoslavnoj-vere-1723-g/ ( дата обращения: 26.10.2020).

7 Григорий Богослов свт. Слово 40. На святое Крещение. Гл 76. // Собрание творений: В 2 т. Репринт Т. 1. – СТСЛ, 1994. С. 554.

Подробнее →

— Про чудеса. Сегодня был случай.
Если просыпаешься в три часа ночи, а это время нашей Богородицы, то обязательно читаются молитвы.
Сегодня я проснулась как раз без десяти три. Читаю «Богородице Дево», а у меня в ушах звучит пение нашего клироса и колокольный звон. Думаю: «Ничего себе!». Прочитала молитву, и потом благополучно сразу уснула.
Я читаю и слышу это пение. Думаю, кто дома в 3 часа ночи будет петь, похоже на голоса нашего клироса. Такое пение… Я обычно ночью сплю нормально, редко когда просыпаюсь. А вот в этот раз, видимо, навеяло то, что прочитала про время Богородицы.


— Меня зовут Лариса, мне 63 года.
— Чудесный возраст.
— Замечательный. Все хочется, а многое не можется уже. — Смеется.
— Давно у нас в приходе? Как здесь оказались?
— Первый раз я сюда попала в 2013-м году, здесь венчались мой старший сын и моя дочечка-невестка.
— Старший сын — это отец Роман?
— Да, отец Роман. И я первый раз сюда попала в 2013-м, в сентябре месяце. Мне здесь тогда еще очень многое понравилось, но я не была еще воцерковлена, как говорят. Наше поколение росло в такое время, когда стремились к коммунизму, и большинство из нас были атеистами-коммунистами. Но я так думаю, что у большинства из них в душе все же был Бог. Были какие-то мысли — «слава Богу», «помоги Господи», все равно мы говорили так в те советские годы — они были неплохие, для нас очень даже радостные. А сюда я попала 7 лет назад, уже 8-й год, потому что я переехала к детям в Москву, и стала ходить каждое воскресенье в храм.
— А что Вас уже тогда привлекло? О. Александр, приход, все в целом?
— Меня сначала сюда привели мои дети, конечно. Я с ними приезжала каждый выходной, и постепенно, постепенно входила в приход. Вначале, конечно, меня привлек о. Александр — своей мудростью, своей доброжелательностью, своим участием в жизни каждого из нас, своими советами.
Для себя я выбрала здесь послушание на кухне. Я решила, что буду помогать там. Долгие годы, эти все 6 лет я там имела послушание.
Приход наш мне очень нравится тем, что здесь люди уже за много лет сложившиеся в такую семью приходскую. Все очень друг к другу внимательны. При любой беде, при любой радости они всегда принимают участие в жизни человека, в жизни прихода. Всегда все радости, все горести одни на всех. — Расплакалась.
— Год назад батюшка мне предложил другое послушание. Я стала служить в церковной лавке. Сначала я как-то испугалась «а вдруг не получится?». Но с Божьей помощью, с батюшкиным благословением все слава Богу. И теперь я стараюсь нести это послушание с честью, и Бог мне с этим помогает, потому что получается, неплохо, во славу Божию и в помощь храму нашему… Все слава Богу.
Ну, что еще сказать?
Я очень, очень рада, что я попала сюда.
— Мы тоже рады.
— Легче стало в плане каком — нравственном. И я понимаю, что здесь всегда найду совет в любой своей ситуации. И мне от этого легче. И в общем-то всем нашим прихожанам я хотела бы пожелать всегда иметь Бога в душе, всегда быть честными с сами собой, с окружающими, и тогда все сложится. Храни всех Господь.
— Вы опять расплакались, что Вы чувствуете, Вам ведь не плохо?
— Мне очень хорошо!

Подробнее →

Вот еще несколько 3D реконструкций собора Всемилостивого Спаса.

Так наш собор выглядел изнутри.

Работы по 3D реконструкции интерьеров собора Всемилостивого Спаса выполнены кандидатом исторических наук Денисом Жеребятьевым благодаря поддержке фонда Президентских грантов.

Подробнее →

 

Меня зовут Татьяна, мне 63 года, родилась и выросла в Узбекистане, двое детей, один внук.

Окончила пед. институт в Таганроге, в Москве оказалась в 2005 г. по семейным обстоятельствам.
Крестили в Ташкенте в возрасте двух лет по причине того, что была у бабушки в гостях и обожгла ступни, и бабушка Дуня сказала: «крестить срочно». Потом в дальнейшем моя церковная жизнь была такая же, как у многих советских людей, вроде как в Бога обращалась, но все было в каких-то случаях — звала Господа: «Господи», а что хотела от Него, сама не знала…

Когда к Богу обращаются? — В очень сложных жизненных обстоятельствах обращаются к Богу. Теперь я понимаю, что все то, что я слышала о Боге, это были подсказки от Того, Кто дал мне жизнь, и Кто ведет меня по этой жизни сейчас.
Но настоящей веры, настоящего доверия Богу еще не было. Теперь, когда я приобрела какой-то жизненный опыт в церкви, то могу сказать, что моя жизнь стала радостней. Я не знала, что такое радость настоящая. Раньше радовалась красивой одежде, которой не было у других, радовалась успеху на работе, к которому всегда стремилась. А вот слышать Слово Божие и находить в этом смысл, цель и радость жизни мне помогли и помогают «Встречи о вере и Боге». Оттуда я получила понимание, что такое «Слово Божие», это общение очень изменило меня, мою жизнь, мое поведение. Вот это, наверное, самое главное, что дает мне приход.

Что касается моих обязанностей — я готовлю еду на трапезу. Мне никто никогда не говорил столько искренних слов благодарности, сколько я услышала здесь. Одно только высказывание отца Александра о том, что английская королева плачет, потому что у нее нет такой трапезы, вдохновляет на трудовые подвиги. Готовить еду — это как бы работа. А вот иногда бывают какие-то разовые поручения. Это я называю послушанием. Во время карантина, во дни Пасхи нужно было поздравить пенсионеров нашего прихода. Это получилось. Это мероприятие вдохновило на другие дела. Вообще, я считаю, что маленькое дело нужно делать с горячим сердцем. Сделал дело — и забыл о нем. Пусть оно будет так: «сделано — и сделано», и больше к этому не возвращаться. Жизнь в храме — она как бы зажигает изнутри, поэтому какие-то маленькие дела, я думаю, если я что-то еще делаю, то пусть они останутся вот так, как они должны остаться.

В приходе я оказалась случайно. Хотя у Бога не бывает случайностей. Приехав в Москву, я работала в Станкине и, прогуливаясь по двору Станкина, заглядывала в окна храма, и думала: «Как бы туда попасть?». Но мне говорили, что службы не ведутся, и в этом здании только иконописная мастерская. В то время я уже ходила в Тихвинский храм, поэтому я не очень-то и настаивала. Но через какое-то время я уехала из Москвы, приехала через год и решила пойти в храм Тихвинский — а он закрыт. Я как-то подумала, что где-то по улице есть храм еще, только подумала — и услышала звон колокольный, и пошла на него. Как сейчас я понимаю, что эти колокола были из храма Веры, Надежды, Любови, но я вошла в парк, и увидела баннеры с портретом отца Александра. В общем-то, так произошло мое первое знакомство — заочное — с отцом Александром. По баннерам пришла в храм, вхожу в коридор, полы корявые. Странно как-то, храм в доме… Вошла, вижу: народ исповедуется, очень захотелось, но не знала, как подойти. Вижу: женщина в очках, пожилая, не совсем, но взгляд очень добрый. Подошла к ней, спрашиваю, можно ли мне на исповедь к батюшке. Она говорит: «Да-да, идите, батюшка у нас очень хороший, Вы обязательно расскажете все, что хотите». Вот так я познакомилась с Марией Евгеньевной, с нашей дорогой, любимой матушкой.

О жизни в приходе можно говорить бесконечно. Что дает мне приход? Живую, добрую, любящую семью. Как в любой семье бывают разные отношения: ссорятся, мирятся, обижаются, но в храме при этом есть такая возможность — что я могу о своих обидах, разногласиях рассказать Богу. А больше всего жизнь в приходе, в церкви дает возможность узнать себя, подумать над своими ошибками, и покаяться в этом. Для меня с того момента, как я стала ходить на катехизацию, стало понятно, что в этом мире надо «цепляться за любую свеколку», чтобы попасть в Царствие Небесное.
Вот и теперь для меня задача: как войти в то место, которое называется Царством Небесным? Как ощутить Страх Божий? Вот это сейчас для меня главное. И вот для того, чтобы понять, как войти в Царство Небесное, мне не хватает доверия к Богу, мудрости, твердости, терпения, любви.

Что бы я хотела сказать напоследок? В моей жизни Господь присутствует всегда. Слава Богу, что я стала это понимать. Раньше для меня «бог» — это была моя голова. Как хотела, так и решала свои задачи. Как думала — так и поступала. А теперь без Бога — не до порога.

И еще хочу сказать о чудесах. В моей жизни много чудес произошло после того, как я пришла в храм. Есть у меня есть одно чудо, о котором хочу рассказать, но не решаюсь. Однако, расскажу.
В жизни есть один очень родной мне человек. Ради этого человека я готова жизнь свою отдать. Три года назад я не знала, как мне просить Бога, чтобы этот человек избавился от ужасной зависимости (алкоголь). Я просила Господа, я говорила Ему, что приму Его любую помощь. И в тот же момент мне позвонили и спросили разрешение помочь моему родному человеку. В начале я отказывалась, а потом вспомнила, что я только что просила о любой помощи. Слава Богу, три года я живу спокойно.
Что я хотела бы сказать напоследок всем? Не знаю, это сложный для меня момент. Я просто думаю, что нужно обязательно верить, доверять, и тогда в жизни будут происходить чудеса, о которых даже и не догадывался, и оставлял это «на потом» — будет или не будет. В общем, нужно верить!

Подробнее →

Продолжаем публиковать 3D реконструкции собора Всемилостивого Спаса.

Здесь вы можете увидеть, как наш собор выглядел изнутри. Помещаем несколько изображений интерьера собора в разрезе.

Работы по 3D реконструкции интерьеров собора Всемилостивого Спаса выполнены кандидатом исторических наук Денисом Жеребятьевым благодаря поддержке фонда Президентских грантов.

Подробнее →

Благодаря поддержке фонда Президентских грантов мы начали работу по 3D реконструкции собора Всемилостивого Спаса.
Эту работу выполняет Денис Жеребятьев, преподаватель исторического факультета МГУ. Несколько лет назад он защитил кандидатскую диссертацию, посвященную историческим реконструкциям Скорбященского монастыря.
Предлагаем вам несколько реконструкций собора.
Так наш собор выглядел в прошлом. Так же он будет выглядеть и в будущем!

Подробнее →

Дорогие друзья,

В этом году исполняется 130 лет со дня основания Скорбященского монастыря. В честь этого события мы начинаем еженедельный цикл лекций «Легенды и лица Скорбященской обители».

Очередная лекция-экскурсия состоится в воскресенье 4 октября в 13-00, ее проведет краевед Александр Шундрин. Место встречи – вход в парк Новослободский с Новослободской улицы.

С этими местами связаны имена Василия Блаженного и княгини Елизаветы Федоровны, Марины Цветаевой и Федора Шаляпина; на монастырском кладбище были погребены великий клоун Анатолий Дуров и философ Николай Федоров; над созиданием обители трудилось не одно поколение Голицыных, а при монастыре действовал первый в России Женский богословский институт.

Вы не только услышите об истории обители и увидите, как она выглядела в прошлом, но и побываете в восстанавливаемом соборе Всемилостивого Спаса, на местах захоронений адвоката Федора Плевако, богатейшего человека России миллионера Николая Второва, окажетесь очевидцами живой истории нашего Отечества.

Подробнее →